Copyright 2017 - Custom text here

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 17.  История Революции и Войны на Донбассе 2014 год 

Записки военкора Александра Баркова.

 

ГЛАВА 17. КОНЕЦ ЛЕТА 2014 ГОДА НА ДОНБАССЕ.  

КОМАНДИР ОТРЯДА КОНВОЯ

22 августа 2014 года. Шахтерск-Донецк. Я должен был вернуться в Донецк так или иначе, потому что Михаил настаивал на компьютере, который я должен был привезти. Компьютер уже стоял у меня, получил я его от Коли Хрена и Невского, они его сделали сами, вбухали туда порядка трех тысяч долларов. Компьютер мощный получился, для записи роликов для Донецка. И Миша теперь убивался: когда же ты приедешь?

Из Ростова мне сообщали, что пока дороги нет, до 20 августа дорога была под обстрелом, перерезана, в Шахтерске шли бои. После 17 августа я начал звонить и мне сказали, что можно ехать. Я взял две здоровые коробки с компьютером и монитором - и поперся с ними на войну.

 

В поезде рядом со мной оказался мужик, у которого, по его словам, сын служил в ополчении в Донецке. И он к нему ехал. Только за час до Ростова я раскололся, что тоже еду в Донецк. Тогда попутчик сознался, что сын не служит, что его там арестовали. Он вообще не понимал, что происходит, позвонили и сказали, что сын находится под охраной и попросили отца приехать.

В Ростове он взял билет на автобус, а меня проводил до складов с гуманитаркой. Они обменялись телефонами с Сергеем, командиром отряда "Новороссия", тот обещал ему помочь. Если надо будет вытащить из каких-то дел, если будут требовать деньги за сына...

Потом пришла большая машина и мы стали грузить зимнюю одежду, которую заказал Стрелков. Жара стоит, а мы грузим полушубки. Если бы не Сергей, который что-то сказал руководителю конвоя, меня бы не взяли. Было ужасно тесно. От Ростова ехали в пробке, наши машины "Сканиа" с украинскими номерами не останавливали. Большие десятитонные машины везли в осажденный укрвоенными город медикаменты, продукты питания, предметы первой необходимости. Это был обычный конвой из нескольких машин, которые доставляют грузы в больницы, детские дома, дом инвалидов и др. Организацией конвоя не занимались МЧС и "Красный крест", а везли грузы обычные молодые парни-ополченцы, рискующие своими жизнями для того, чтобы город Донецк жил, держал оборону, находясь в осаде.

Несколько дней назад такой же конвой, руководимый командиром Анатолием, попал под танковый обстрел - и одна из фур загорелась. Это было рядом с населенным пунктом Красный Луч. Колонна укртанков и БТР с нацгвардией перерезала внезапно главную магистраль. Наш конвой машин развернулся вовремя. А командир Анатолий - вызвал огонь на себя и отвлек основной огонь от колонны. Его фура оторвалась от колонны и Анатолий стал уводить вражеские танки в сторону. Несколько снарядов от танков разорвались около его грузовой машины. Она загорелась. Он чудом остался жив. Осколки от снарядов застряли в вещах гуманитарной помощи, которые размещались в задней части грузовика. 

Анатолий сказал: "Если бы машина была бы пустой, мне бы был каюк!"

 

Мы всю ночь тряслись до Каменец-Подольского, только наутро пересекли границу.

В Изварино наши машины промчались мимо белого здания, возле которого стоял памятник Ленину. На голове Владимира Ильича была надета солдатская краска, выкрашенная в черный цвет. Все правильно: "Береги голову, старик, у нас война!" Памятники Ленину стали в Донбассе символами сопротивления. На блокпосту рядом с Минусинском меня поразила другая картина. Перед хорошо укрепленным блокпостом, который занимали ополченцы, был мост. А за спиной у ополченцев стоял также памятник В.И.Ленину... 

В Изварино опять грузили. Вся команда конвоя в связи с нехваткой рук превратилась из водителей-ополченцев в грузчиков. Командир Анатолий сам таскал тяжелые мешки с медикаментами и продуктами питания. Я также участвовал в погрузках десятитонных машин. Труд на жаре - не из легких. На гражданке трудно найти водителя, который крутит баранку и согласится участвовать в погрузке. Война есть война.

Командир, Анатолий, - у него случился сердечный приступ. Не жалел себя. Он всю ночь колобродил - и теперь грузил.

Две женщины-ополченки занимались досмотром медикаментов. Они были фельдшерами, в ополченской форме, с пистолетами. Причем, у одной была кобура, у другой - не было. Поэтому она все время пистолет запихивала - то в карман, из которого он вываливался, то за пояс, где он мешал. И она все время его куда-то совала и он все время был не к месту. Хорошо, не потеряла. Смешно наблюдать маленькую женщину, у которой из кармана торчит пистолет. Причем, "Макаров" тоже маленький, но когда еще прилагается маленькая женщина, он кажется большим.

Без таких моментов не понимаешь, что все это - всерьез. Вроде бы, идет такое движение и понимаешь, что там люди живут этим...

Потом я растянулся на блоках сигарет - и наконец-то выспался.

 

Когда пересекали границу, парень один, Валера, говорит: "Вот мы, наконец, пересекаем ее, эту границу..." И мы почувствовали, что действительно входим в другое измерение, из российской жизни попадаем в такое искривленное пространство, что все меняется. И тут же у них откуда-то появились автоматы, пистолеты, хотя в машине до этого не было. Уже они куда-то смотались, я увидел Валеру в форме, я сам напялил пятнистую майку - и мы почувствовали себя в другом измерении. Когда люди появляются с автоматами, уже чувствуешь запах войны. Буквально через границу переезжаешь и попадаешь в другой мир, в такую интересную сказочную строну, которая называется Новороссия. В которой, как сказал 207-й, законы гражданские не действуют. Зона без права...

В Шахтерске увидели стоящие танки.

 

В этой моей поездке Изварино-Донецк все обошлось благополучно. Обстрелов не было. В эту поездку повезло - потерь транспорта не было. Но машины гнали по возможности на предельных скоростях. По ухабам и разбитым дорогам гнать на скорости 80-100 км/час для автомобилей с грузами - дело беспокойное. Я видел, как напрягается и трясется в разнос ходовая передняя ось грузовика, вибрируя с ужасной частотой на асфальтовых рытвинах. Командир Анатолий все время подгонял конвой: "Быстрее, не останавливаться, держи дистанцию". 

Его машина шла замыкающей и я в ней находился. Когда самые опасные участки трассы после Красного Луча, Снежного, Шахтерска были пройдены, командир Анатолий не удержался и показал лихую езду, обогнал своих подопечных, показывая класс езды водителям-профессионалам на грузовиках-десятитонниках. Ополченцы работают на износ - и нервы иногда сдают. Они спят мало. Сердце даже у молодых парней иногда дает сбои после продолжительных бессонных ночей с чередой опасностей и военных приключений.

Иногда от бешеной езды закипает радиатор, слетают тормозные колодки, разлетается ходовая. У нас посередине пути у одной из грузовых машин слетел гидроусилитель подъемника задней двери кузова. Водитель так ругался на Тройника, осматривая разбитый в хлам гидроусилитель и перерезанный черный шланг, из которого капало на серый асфальт масло. Тройник вышел из машины и, поигрывая автоматом, сказал: "Надо дозаправить машину, с гидроусилителем разберемся в Донецке..." И бросил Вячеславу: "Сходи к танкистам, выпроси у них шланг слить топливо". Метрах в пятидесяти стоял танк Т-64. Его дуло было угрожающе развернуто в направлении Донецка.

Командир конвоя - не только стратег и тактик в выборе дорог. Он знает каждую кочку на трассе. Где, возможно, укры могут устроить засаду. Где лучше объехать лишние тридцать километров, чем попасть на возможный прорыв укрбронетехники или натолкнуться на их временный блокпост.

Анатолий возит и руководит доставкой груза еще со времен Славянска, с апреля месяца. Он говорит: "Тогда везли прямо из Донецка. Но было очень тяжело прорываться в город после частичной блокады в конце мая. Не раз попадал под обстрелы и терял машины из-за поломок и пожара. Но лучше потерять машину, чем людей."

Анатолий встречался не раз с командующим Стрелковым. "Да, это командир. Настоящий офицер. Всегда, даже в самое трудное время бесконечных атак, был подтянут и выбрит. За таким командиром, как Стрелков, люди всегда шли. Стрелков обязательно вернется в Новороссию - я этого очень хочу!"

 

В Краснодоне захватили по дороге по предварительной договоренности со штабом девушку из ополчения. Оказалось, она хорошо знает замкомбата батальона им.Александра Невского, в который я с группой "Завтра" и телеканала "День ТВ" заезжал еще два месяца назад в Алчевске. Замкомбата мне очень понравился. Сухощавый, малого роста, темноватый от загара, с хорошо поставленным командирским голосом и культурной речью - командир от Бога. Говорил нам тогда - не для интервью: "Однажды Болотов меня захотел арестовать и расстрелять за излишнюю мою инициативу в бою. Но мои бойцы-ополченцы меня защитили: "Не отдадим нашего командира!" Ну, это было давно, в самом начале войны было, наш батальон участвовал в боях под поселком Металлист и в Славянске."

На одной из остановок начали доливать в одну из машин дизельное топливо. Конвой встал рядом с танком ополченцев, стоящим на дороге. Это было недалеко от Шахтерска. Ополченцы гоняли по дороге на мотоцикле. За спиной автоматы. Вырыты возле дороги щели. В жилых домах города выбито много стекол, многие здания повреждены артобстрелом укров. Развалины домов. Город Шахтерск надежно укреплен и защищен.

Рядом с городом Снежное справа на дороге целое кладбище подбитых украми гражданских машин - сгоревшие остовы иномарок, "Жигулей" и микроавтобусов. Автомашины сгорели из-за прямых танковых попаданий укрвоенных.

Но когда мы ехали, на трассе - оживление, идут автобусы и маршрутки. Немногочисленные машины шныряют по трассе. Много велосипедистов. Иногда встретится легковой автомобиль "Москвич", верхний багажник которого забит вещами, тюками и мешками со скарбом. Автомобиль спешит к российской границе. Те мирные жители, которые хотели уехать, уже покинули родные города. Остались самые стойкие.

Проехали Зугрэс - машин стало больше и больше жителей, спешащих вдоль дороги по своим делам.

При въезде в Донецк сразу бросаются в глаза укрепленные бетонными плитами, железными ежами блокпосты ополченцев. Их уже - не одна жидкая линия обороны.

Проехали Центральный рынок Донецка - закрыт. Многие магазины и супермаркеты - также закрыты. Машин на основных магистралях - намного меньше, чем в обычный сезон. Город военный, город прифронтовой, город готов к отпору атак врага.

Главное, после этой поездки у меня появилась твердая уверенность, что план киевской хунты взять город Донецк в плотное кольцо окружения сорван окончательно.

Если бы вы проехали по этой трассе Изварино-Краснодон-Шахтерск-Донецк с этими ребятами конвоя и с командиром Анатолием, уверенность появилась бы и вас, и у всех, что все в скором времени будет хорошо. 

Хотя Донецк подвергается постоянным обстрелам, но кризис миновал. Далее пройдет еще две недели - и врага отгонят от стен города. Котлы у границ укрвоенных почти уничтожены ополченцами. День назад моя знакомая из Луганской госадминистрации тоже добралась до Донецка - полная блокада Луганска не удалась.

 

ПАРАД ПЛЕННЫХ

23 августа состоялась пресс-конференция, на которой обсуждался вопрос проведения митинга. В гостинице было много зарубежных корреспондентов. Царев в серебристо-белом костюме заметил: а вот пленных на параде проводить не стоит. Переводчица быстро перевела смысл слов - иностранцы одобрительно закивали. После конференции был фуршет для журналистов. Царев за одним из столиков объяснял журналистке из "Рейтера" о своей позиции.

Приехав в Донецк 22 августа, я договорился с командиром Анатолием и мы сделали фильм про них, Тройник с бойцами дал интервью рядом с гостиницей, в которой проходила пресс-конференция Царева. Я пригласил Анатолия перекусить на фуршет, я видел, что они после бешеной езды по трассе устали и явно проголодались. Тройник вошел на фуршет и увидел в шикарном холле на многочисленных столиках богатую закуску, красное французское вино, канапе с красной икрой, жующих и хохочущих журналисток - англичанок, француженок и немок, свет софитов. Тройник обалдел. Когда я попросил пригласить его бойцов, он отказался: "Не надо привыкать к хорошему..."

 

24 августа. Сегодня в центре Донецка прошел многотысячный митинг. На площади Ленина была установлена разбитая трофейная военная техника укрхунты: пушка - 152 мм гаубица, несколько БМП и БМД, установка "Град", минометы.

Ополченцы провели колонну пленных. За пленными пошли поливальные машины.

На митинге присутствовали и выступали министр обороны ДНР Владимир Кононов (позывной "Царь"), премьер-министр ДНР Александр Захарченко, Председатель Парламента Союза государства Новороссия Олег Царев.

Донбасс на парад хунты в Киеве ответил не просто митингом, а конкретными победами на фронте.

Замкнуто очередное кольцо укрвоенных, 4000 человек, около населенных пунктов Амвросиевка, Кутейниково, Благодатное.

Удачная атака ополченцев продолжается на Дебальцево и Северодонецк северной группировкой - бригадами "Призрак" Алексея Мозгового и "Север" Павла Дрёмова.

Как заявил премьер-министр ДНР Александр Захарченко: "К вечеру планируется захватить Еленовку". Это на мариупольской трассе, 20 км от Донецка.

В Еленовке в окружение попало 2000 укрвоенных. Ополченцы скоро выйдут к Азовскому морю.

У людей на митинге было радостное настроение. Дети и взрослые делали фото, взбираясь на трофеи войны - на установки "Град" и гаубицы. Мы с Мишей "Поршнем" и Александром "Строителем" тоже сфотографировались на память на фоне флага Новороссии. Александр и его сотрудница Татьяна дали прекрасное интервью, посвященное параду пленных.

Но обстрелы города Донецка из подобного оружия еще не прекращены. Пока враг стоит у стен города.

Сегодня жители были разбужены в шесть часов утра серией громких разрывов в центре. Повреждено несколько зданий больницы Калинина.

Но пройдет неделя или две и эти вражеские пушки и установки залпового огня замолчат.

Ополченец Шумер, уроженец Ясиноватого, приехал на митинг из Луганска с группой бойцов. Он сказал: "Я удовлетворен проведенным парадом сегодня в Донецке. А далее наш парад пройдет в Киеве на Крещатике. Так что шайка Порошенко пусть ждет нас."

 

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

25 августа 2014 года. Контрнаступление ополченцев продолжается. Котел укрвойск на юго-востоке Донецка, расположенный Амвросиевка-Кутейниково-Иловайск, успешно ликвидируется. Ополченцы сообщают о нескольких сотнях пленных и десятках единиц трофейной бронетехники. Войска хунты бегут. Я предполагаю, что скоро откроют еще один контрольно-пропускной пункт на границе ДНР-Россия - Матвеев Курган. Амвросиевка и прилегающие к ней поселки и города скоро будут освобождены и жители Донецка смогут добираться до Ростова по кратчайшей дороге. Разворачивается наступление на Мариуполь. В Мариуполе - в виду слабости - укрвоенные обратились к местным жителям. Но вряд ли мариупольцы будут активно помогать укрбатальону "Днепр". Мариуполь в ближайшие дни будет освобожден от карателей и его территория снова войдет в состав Донецкой народной республики. 

Успешно идет наступление на севере. Бои ополченцев бригад "Север" и "Призрак" идут за Дебальцево и в окрестностях Северодонецка.

Следует ожидать, что на северо-востоке от Донецка с восточной стороны Горловки захлопнется еще один котел хунты в районе Дебальцево.

 

УБИЙЦЫ МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

26 августа 2014 года. Обстрелы Донецка военными хунты из гаубиц сегодня, 26 августа, продолжались в течение всего дня. Утром снаряд попал в храм, расположенный на окраине города - в районе Трудящихся. Храм сгорел дотла весь. 

Вечером я выехал на машине в Куйбышевский район города, где упали снаряды. Три снаряда от гаубицы 152 мм, выпущенные укрвоенными из района Пески, попали во двор базы фирмы "Альтком", которая занимается дорожным покрытием. Это по адресу Лучезарная, дом 1.

Это километров 5-7 от центра. Был гаубичный огонь сильный, как ни странно, когда бьют гаубицы, попадают куда угодно. Несколько снарядов залетели на эту строительную фирму. Мы когда подъезжали с таксистом, я сказал, давай как раз туда, где снаряды упали. Таксист посмотрел как на сумасшедшего. Я сказал: ничего не бойся, больше не будут палить. Когда подъезжали, проехала машина комендатуры, там сидел ополченец, меня остановил. Этот адекватный товарищ был, все документы у меня были на лицо, он даже сказал, куда именно упали снаряды. Мы, говорит, только-только оттуда, показал, как ехать. Сказал, там один труп и несколько снарядов упало, есть что снимать. Я почувствовал, что это более-менее интересно для съемок, поехал туда.

Приезжаем, первое, что я увидел, - тело сторожа, распахнутые ворота, там ходил парень. Он начал говорить, что произошло непонятно что, по их стоянке, где стояла немногочисленная техника, попали снаряды. Снаряды упали на дорогу рядом с забором, а в это время сторож делал обход, было часов шесть-семь вечера. Был убит на месте осколком в голову. Здесь на асфальте он теперь и лежал - такой грузный мужчина в голубой рубашке, голова у него была пробита. Я с болью наблюдал, как к убитому несколько минут назад сторожу подошла его собака и в недоумении замерла подле лежащего тела пожилого мужчины, потом стала пытаться его расшевелить...

Я отснял несколько кадров воронок от снарядов. Въездные железные ворота и дорожный знак у ворот искорежены - все в клочья. Другой снаряд пробил крышу дома административного здания и взорвался внутри помещения. Еще раз посмотрел на тело этого сторожа, который случайно попал под обстрел, и поехал. На что парень сказал: а что делать-то? Что делать, вызывай "скорую"...

Украртиллеристы должны ответить за эти преступные выстрелы по городу персонально. За гибель мирных жителей, за эти хладнокровные убийства, совершаемые конкретными укрофицерами и солдатами артбатарей. От ответа не должен уйти никто. 

 

СВОЯ БЕДА

...В тот день, 28 июля, в 18.00, когда писал часть этих строк, на окраине Донецка, на северо-востоке, шел бой. Со стороны поселка Ясиноватое (примерно 10 км от окраины Донецка) в Донецк шли на прорыв укртанки хунты Т-64 в количестве более 21 единицы при поддержке пехоты нациков. Я находился в центре Донецка и здесь ясно слышал выстрелы танковых орудий. Бойцы ополчения встретили танковый прорыв и дали бой. В 21.00 бой был закончен. Танки противника отошли от города. В бою ополченцами были подбиты 2 единицы укртанков Т-64, 3 единицы БТР, 1 единица самоходного арторудия - САУ - и более двух десятков нациков. 

На следующий день со стороны поселка Авдеевка, это 35 километров от центра Донецка, прорывались укртанки хунты Т-64 в количестве 57 единиц. В тот момент я находился в одном из штабов ополчения в Донецке и обратил внимание, что при поступлении этой информации никто из командиров не нервничал, а четко исполнял свой долг. Начштаба (позывной "Михайло") четко отдавал приказы. В направлении Авдеевки выдвинулся отряд ополченцев с командиром Батей и остановил этот прорыв нациков. Несколько танков были сожжены. Атака на город захлебнулась.

Я хорошо помню свой разговор с Игорем Стрелковым в Славянске 15 мая. Стрелков сказал мне: "У меня нет прошлого, оно сожжено. Только будущее". Я понял, что за этим командиром пойдут многие ополченцы и будут стоять до последнего. Пойдут на смертный бой. Эти слова относятся ко всей Новороссии.

Затем в июне-июле, находясь несколько раз на передовой в Лисичанске и в госпиталях Донецка, я разговаривал со многими ополченцами, кто воевал по-настоящему, хлебнул солдатского лиха под минометным и гаубичными обстрелами, с ополченцами, которые были в жестоких боях. Я пытался понять. Почему эти парни, разные по своей натуре и социальному положению, воюют за Новороссию? Что ими движет, почему они готовы отдать свою жизнь за победу?

За три месяца, с мая по июль, на военных дорогах в Донецкой и Луганской народных республиках, я встречал ополченцев из Донецка и Луганска, Стаханова и Славянска, Днепропетровска и Киева, Тюмени и Одессы, Москвы и Санкт-Петербурга, Саратова и Красного Лимана и многих городов. Национальный состав ополчения разный – русские, украинцы, белорусы. Видел в ополчении азербайджанца Фазиля, чеченца Хасана, еврея Марата, карела Николая и бурята Романа. Большая часть ополченцев, примерно 85%, – коренные жители Новороссии, люди бывшей территории Украины, Донецкой и Луганской областей.

Вот эти ополченцы, про которых я написал здесь, охотник Батя, пулеметчик Бурдей, замкомроты Василий, таксист Сергей - зрелые думающие люди. Они не могли сидеть дома с женами и детьми, когда киевская хунта обстреливала их родные города Славянск, Краматорск, Лисичанск и другие и гибли мирные жители, их земляки.

Их объединяет одно - желание сражаться за свою землю, за своих земляков. Почему они оказались в ополчении? Потому что восприняли беду на Родине как свою беду, как беду в своем доме. И еще. Почему они встали в ряды ополчения одними из первых? Они имели конкретных знакомых и друзей, которых эта война затронула.

По всем прогнозам - война будет долгой. Эта война - продолжение Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. В этой войне решается судьба цивилизаций и культур. Мне горько слышать, что иногда некоторые говорят, что в этой войне правят бал олигархи. Нет, в настоящей войне решаются жизненные вопросы простых людей. Вопросы жизни и смерти. Первая победа над хунтой будет в Киеве. "А придется и Польшу брать!" - сказал мне в начале июля Федор Березин, заместитель командира И.Стрелкова.

Россия помогает Новороссии. Из России идут парни в ополчение и идет помощь.

Русские - это не национальность. Это нация. Нация людей, которые своих в беде не бросают.

 

КОНЕЦ ЛЕТА

28 августа 2014 года. Донецк подвержен сильному гаубичному и минометному обстрелу. Людей в городе после парада 24 августа стало значительно больше. По центральным улицам пошли автомобили. Таксисты выползли из переулков.

Украртиллеристы обстреливают со стороны донецкого аэропорта им.Прокофьева. Укры напоследок решили сыграть смертельную симфонию, забрасывая кварталы снарядами... 

 

...И вот я привез компьютер...

От Миши "Поршня" главный редактор «День ТВ» Андрей Фефелов просил фильм каждый день, а мы успевали два-три в неделю. Но мы делали качественные фильмы. Олег очень долго трудился над каждым. Новому компьютеру Олег очень обрадовался, он его быстро наладил, начал монтировать фильмы, меня там обучил. У меня появилась камера, я теперь больше снимал, а не занимался писаниной. Самое плохое, что у Миши мало денег было на разъезды. Хватало чуть-чуть поездить. В основном, это были выезды, связанные с гуманитарной помощью - в Иловайск, в Ясиноватое. Отдельно я с ребятами из политотдела ездил в Моспино и в поселок, который только-только подвергся нападению, где орудовали польские снайперы, две женщины и один мужчина. Местные жители говорили, что они там много постреляли гражданских.

Летом мы долгое время общались с политуправлением, оно сидело в домике Таруты. Те ребята, которые были у Стрелкова, - перед отъездом я наладил с ними очень хорошие отношения. Я знал политрука, нескольких других ребят из СБУ, можно было всегда с ними договориться, съездить на съемки, а после отъезда Стрелкова и компании всех убрали и поменяли и стало тяжело работать. Они, конечно, приглашали куда-нибудь съездить, но уже намекали, что бензин дорогой, охрана тоже. Я понял, что если бы у нас были лишние деньги, поездки были бы у нас обеспечены. Можно было бы съездить на разные объекты. Старобешево - там были большие бои, после боев там много интересного осталось...

 

...Была жара, Миша "Поршень" с Олегом куда-то уехали, а я пошел смотреть дом, который предложил Строитель для съема. Семья уезжала из Донецка. В маленьком дворе дома жили большие собаки - их надо было кормить. Днем часа в два я переходил мост через реку Кальмиус со стороны Калининского района. Стрельба усилилась. Затем стихла.

Далее поднялся и пешком прошел до площади Ленина, где возле разбитой военной укртехники фотографировались жители города. 

Справа вдалеке увидел большой черный столб дыма, поднимающийся из района, примыкающего к железнодорожному вокзалу. Минут через тридцать столб черного дыма рассеялся и я двинулся дальше. Эхо грохота разрывов гаубичных снарядов раздавалось в центре города постоянно и люди к этому грохоту привыкли. Привычно идут по своим делам. 

Все-таки во время обстрела лучше держаться стен зданий и не выходить на большие открытые пространства. 

От площади я старался идти дворами, так как стрельба усилилась. Во дворах - оно спокойнее как-то.

Дошел до служебного здания ОГА - там объявили тревогу. В бомбоубежище пережидать обстрел не захотелось, хотя компания подбирается интересная и есть о чем поговорить.

Минут через двадцать с западной стороны города примерно в пяти километрах от района моего нахождения поднялся еще один черный столб дыма. 

Я захотел поехать на место обстрела. Я взял такси рядом с ул.Щорса, а обстреливали - парень сказал, что с этого места как раз только что уехал. Обстреляли площадь Бакинских комиссаров. В небе поднимался столб черного дыма, таксист сказал, что стреляли по жилым домам. Я сказал: плачу 20 гривен, ты меня довозишь, мы там снимаем - и обратно. Показал ему все свои удостоверения, что я имею право снимать. Комендатура еще ввела специальный пропуск для военных корреспондентов, перед отъездом я его оформил и тут же получил, некоторое время я в нашей группе был единственным аккредитованным военным журналистом. Я мог ездить куда угодно.

Въезжаем на эту площадь, там такая толчея, только-только обстрел был, что-то жуткое. Ополченцы, которые делали оцепление, кричали на всех, около дома стоял "Москвич" и весь был объят пламенем. Видимо, в машине были люди... Мины разорвались рядом с машиной и домом, были жертвы. Чувствую, здесь не дадут снимать. Я опустил стекло и стал снимать из машины. Тут же подбежал к машине разъяренный ополченец, потребовал документы, я стал говорить, что имею разрешение. "Никаких разрешений, я здесь главный, давай флешку! - Зачем? - Без разговоров! Будешь пререкаться, сейчас будешь здесь расстрелян на месте!" Тогда пришлось отдать, хотя жалко было, такие кадры были с горящей машиной на площади, с бегающими ополченцами. Таких кадров откровенных у меня еще не было. Ополченец переключился на водителя: "Давай увози его отсюда, а то буду стрелять по колесам!" Водитель струхнул не на шутку, пришлось сесть в машину и мы уехали. Я понял, что, в принципе, этот ополченец сделал хороший жест, что забрал только флешку, а не камеру.

Мирных жителей Донецка украртиллеристы обстреливают и сжигают - заживо.

Украртиллеристы должны ответить за эти убийства.

 

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 17.  История Революции и Войны на Донбассе 2014 год 

Записки военкора Александра Баркова.

(продолжение следует)