Copyright 2017 - Custom text here

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 13.                   История Революции и Войны на Донбассе 2014 год .

Записки военкора Александра Баркова.

 

Глава13. УХОДИМ.

ОТСТУПЛЕНИЕ ИЗ СЕВЕРОДОНЕЦКА И ЛИСИЧАНСКА.

Северодонецк произвел гораздо более сильное впечатление, чем Донецк. Была близко передовая и если по городу летели "Грады", они летели рядом. Город был маленький, по нам попадали почти. И находиться в гарнизоне - это не находиться в ОГА, совсем другое дело. А когда уже началась бомбардировка конкретная, сначала подтягивали войска с севера и с юга, перерезали Бахмутку, дорогу между Луганском и Северодонецком... Ее перерезали несколько раз, сначала она простреливалась, но машины проходили. Дорогу на Луганск отрезали, но были еще дороги из Северодонецка в Донецк. Мне все время говорили: ну куда ты сейчас поедешь в Луганск, а в Донецк мы тебя отправить не можем. В общем, откладывали. Но в какой-то момент со мной пришлось что-то решать - после этих обстрелов, после Золотаревки, когда Северодонецк обстреляли "Смерчами", это был такой ураганный обстрел. Все "Смерчи", как ни странно, были без детонаторов, они не взрывались, эти болванки, разрушали просто дома, пронизывали здания, четырехметровые болванки, серьезнее "Градов". Я так понимаю, это было устрашающее действие. После этого они начали минами к вечеру обстреливать Рубежное, а там мы до этого брали интервью. И в 9 вечера, я пришел в пресс-службу, на "Смерчи" я не ездил, а ребята ездили, говорили, ух, там такое, мне сказали, что надо срочно выезжать из Северодонецка, иначе можно не успеть.

Вечерело, я набрал всяких осколков мин, "Градов" к себе в рюкзак и стал ждать. Две медицинские помощи были вызваны из Стаханова, на них вывозились раненые. Ранены они были накануне, ребята пострадали от осколков мин, когда стояли на Рубежном. Все ранены были в ноги. Один "кавалерист" лежал в медпомощи на носилках, у него была сильно прострелена нога. Еще парень, легко раненный в ногу, ходил, хромал, он был главным героем репортажа про женский батальон, консультировал нас. Улыбающийся парень, он всегда такой на фотографиях, здесь он тоже улыбался. В машину взяли и меня, а вторым на место около водителя сел второй парень, которого мы снимали. И он начал наставлять водителя, что давай, рули, потому что везешь моего друга. Я сидел между ним и водителем и он все время размахивал автоматом. Долго мы сидели, ждали кого-то, потом машины тронулись. Водитель сперва потребовал бронежилет, сказал, что вообще не понятно, почему их выдернули из Стаханова, мы везем раненых, а дорога обстреливается. Не помню, дали ему броник или не дали. Потребовали от него, чтобы быстрее вывез. А так как люди все были с оружием, то он не очень-то стал настаивать на бронежилете. И колонна двинулась.

Серега справа от меня тоже был ранен в ногу. Но, говорил, рука у меня крепкая и все время высовывал автомат в темноту. Когда выехали из Северодонецка на трассу Северодонецк-Стаханов, здесь мы помчались по кочкам с бешеной скоростью, а он все рассказывал, как он был строителем. А водитель тоже раньше работал на стройке и они через меня что-то обсуждали на своем языке.

Проехали минут тридцать, на трассе справа увидели беспилотник - в небе летел. В темноте его особо не увидишь, но он мигал, подавал сигналы световые. Двигался он на уровне с колонной. Видимо, он отслеживал машины, которые из Северодонецка идут. Сергей подумал, стрелять по нему, не стрелять, но решили не стрелять, чтобы не выдавать машины. Поэтому плюнули на этот беспилотник, который летел за нами минут десять, а потом делся куда-то, когда начались кусты. Летел он метрах в двухстах, на высоте метров сто. Так что сбить его было нельзя, разве что припугнуть. Но когда из машины "скорой помощи" раздались бы выстрелы и беспилотник это все снял, не понятно, что было бы с этой машиной.

Июль, а на дороге была жухлая листва и пролетали туда-сюда какие-то легковые машины, даже такси видели. Приехали в Стаханов, сразу в больницу, всех раненых вытащили, тут-то я и увидел этого парня, который с перебитой ногой был, такой жизнерадостный парень. Александр. Его снимали мы в фильме об оплченках. Он и сейчас улыбался, прихрамывая. Я его спросил, а дальше-то как? А что, говорит, сейчас вытащат осколок - и обратно поеду, в гарнизон, что здесь делать? Он там ходил с автоматом, штанина была закатана по колено, а икра рассечена. Хромал сильно, не сгибая ноги.

Разгрузили раненых, а мне сказал Андрей, что тебя там встретят, дождись, позвони по телефону. Я позвонил, подъехал парень на красном "Опеле", в папахе, с автоматом, и мы с ним поехали домой. Когда проезжали по центру города, этот Игорь, когда увидел пьяную молодежь, которая разгуливала по площади, в общем-то, он взревел. Остановил машину, подошел к первому подростку, который дыхнул на него пивом, и начал его материть, почему он здесь пьет. Он вышел без автомата, но почувствовалась такая сила в его голосе, что подросток сразу боязнено так поник. Хотя он шел с банкой пива вечером, ничего такого не было, он не валялся пьяным. Но этот казак так на него накинулся, что парню поплохело. Потом казак спросил: "Ты понял, кто я? - Да, понял. Власть, казаки. - То-то же, не вздумай здесь пить." Я понял, что в Стаханове власть захватили казаки. Надолго, причем. Такой парень, нормальный был.

Не знаю, что ему обо мне сказали, он так бережно обращался. Поместили меня на квартиру, сказали, что утром, скорее всего, будет машина в Донецк. Квартира трехкомнатная, там была женщина, парень сидел за компьютером, я тоже за компьютер сел, вошел на свою страничку. Потом меня покормили, макарон дали и положили спать. Выделили комнату мне. Средняя такая квартира, не сказать, что убитая, интернет быстрый. Прошло два часа, сказали, пришла машина, идет в Донецк. Игорь за мной пришел и мы поехали на встречу с этой машиной. Проехали минут 15-20, меня он познакомил с двумя ополченцами, они ехали в Донецк из Луганска, кажется. Я сел на заднее сиденье, попрощались, обменялись телефонами: "Будете у нас, заходите. - Лучше вы к нам!"

Дальше мы поехали по трассе от Стаханова до Донецка. Причем, трасса там не простреливалась, но говорили, что в двадцати километрах от Стаханова, возможно, прорыв. Поэтому мы мчались на этой легковой машине. В машине у одного был только карабин, а водитель располагал "Макаровым". Я подумал, что маловато. Все с автоматами ездят, а здесь - карабин. Если будет нападение, не отобьемся... Но доехали без приключений и на рассвете въехали в Донецк.

Дальше водитель сказал: "Куда тебя, до "избушки"?" Я сказал, в СБУ не надо. Подвезли меня к зданию ОГА, я поднялся на свой родной седьмой этаж, открыл дверь и почувствовал, что приехал домой. Растянулся на трех стульях и начал спать. Утром увидел Мишу, он приехал из Макеевки только в 12 и выдал новость: "А ты знаешь, Костя-то наш, оператор, пошел в ополчение, бросил нас..."

Вот это была новость. Говорит, хочешь, осваивай технику. Я чего-то попробовал на этом компьютере и понял, что надо быть профессионалом или хотя бы месяц потрудиться, чтобы освоить. Миша начал звонить, нашел Олега. Олег, который работал в Донецке оператором долгое время, лет 10, считался в Донецке самым крутым оператором и монтажером и умел заставить диктора поговорить. Ценный человек был.

Первое, что мы с ним сделали - поехали на подбитый танк...

 

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 5.                   История Революции и Войны на Донбассе 2014 год .

Записки военкора Александра Баркова.

(продолжение следует)