Copyright 2017 - Custom text here

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 9. История Революции и Войны на Донбассе 2014 год. Записки военкора Александра Баркова.

 

Глава 9. Жаркое лето в Донецке 2014 года.

КУРАТОР ГОРЛОВКИ

27 июня мы с Михаилом Моисеевым и Костей познакомились с Владимиром, куратором Горловки. Мы взяли у него интервью рядом со зданием донецкого СБУ, у главного его входа, у которого лежали остатки взломанных зеленых ящиков из-под оружия, которые захватили восставшие в апреле. Это был большой крепкий коренастый мужчина с ежиком подстриженных светлых волос на голове, с грубым скуластым лицом рабочего. В изложении груб и ясен. Был одет в просторную синюю летнюю рубаху и темные штаны. На правой руке был отрублен большой палец. Владимир рассказал об особенностях Революционного процесса в Горловке. Сам он простой рабочий-монтажник металлических конструкций, но когда совершилось восстание, примкнул к революционным рядам. Особо теплые слова сказал о полковнике Безлере: "Я очень горжусь тем, что мне повезло работать под руководством такого человека, как полковник Безлер." Владимир с достоинством показал документ, подписанный Маковичем, что Владимир действительно выполняет обязанности куратора ДНР в городе Горловка.

Напоследок, уже не для камеры, Владимир рассказал, как они жестко и безжалостно в Горловке выкорчевывают гниль и очищают свои ряды от мародеров и воров, проникших в их ряды. Он обмолвился об одном случае кражи, а точнее, о присвоении ополченцем мобильного телефона одного из арестованных. "Таких, кто ворует, мы закапываем в песок, там же, в окопах!" От этого рассказа у нас пробежал холодок между лопаток. Горловка есть Горловка.

К нам подошли ополченцы, дежурившие у входа СБУ, и стали выяснять, почему мы снимаем вход в "объект". После нескольких минут конфликт с ополченцами был исчерпан. Мы дружески пожали руку Владимиру и обменялись телефонами. Я очень хотел съедить в Горловку. Несколько раз набирал этот номер куратора Горловки Владимира, но связи не было.

 

ЖЕЛТЫЙ АВТОБУС

...Чем было плохо в Донецке - особых средств разъезжать у нас не было. Мы надеялись, что кто-то будет нас приглашать на какие-то интервью, встречи, перестрелки. В один из вечеров мы в нашей комнате в ОГА сидели и обсуждали будущее: куда ехать. Нам дали квартиру в Макеевке, это была страшно запущенная квартира и ужасно далеко. Там отваливались обои от стен и потолка. И мы обсуждали, куда ехать: в Макеевку или к Марине Харьковой, редактору "Донецкого Кряжа", она жила с мужем под Донецком. Марина была знаменита тем, что до такой степени ушла с головой в Фейсбук, что даже когда у нее в палисаднике засела диверсионная группа с минометами, она именно через Фейсбук взывала к людям: "Уберите их отсюда!.."

Тут я выхожу в коридор и выбегает Клавдия Кульбацкая. Она, а не министр информации руководила пресс-центром, все оперативное руководство осуществляла. (Сейчас, в феврале 2015 г., депутат ДНР). Выбегает и говорит: вот сейчас, в 9-10 часов вечера, поедет автобус, будут освобождать воинскую часть. А мы как раз в этот день брали интервью у Кости Кузьмина, который руководил батальоном "Кальмиус", они брали военную часть. Часть находилась на улице Щорса, такое показательное выступление было. Украинские военные сдали эту часть, там была ночная перестрелка, мы на нее что-то не успели, приехали днем к Косте Кузьмину. Костя был одет: черный берет, зеленая ополченская куртка, тельник, боевой вид, лихой такой с АК на плече. Замминистра угольной промышленности. И он нас водил по этой воинской части, показывал металлические ворота, большая дыра была от взрыва гранаты, осколки везде валялись, на кирпичной стене были вмятины от гранат. Много отстрелянных гильз. Он все показывал, огневые точки где стояли, грузовик, который пытался выезжать, но не выехал. В общем, все так мило там показывал, мы все отсняли. Скорее всего, это была такая постановочная войнушка по договору. Потому что в это время в Донецке скопилось огромное количество корреспондентов, полтыщи человек, и они устроили вот такую ночную перестрелку. А наутро украинские военные, их никого не побили, сдались и на наших глазах грузили мебель воинской части в грузовую машину. Рядом лежала темно-синяя офицерская форма укрвоенных.

И после этого интервью нам, естественно, захотелось увидеть, как это все происходит на самом деле. Мы загорелись, конечно. Часть находилась не в самом Донецке, туда надо было ехать. Сформировали автобус, туда входило несколько женщин, матерей украинских солдат, которые служили в этой части, какие-то журналисты туда собирались поехать - и нам предложили. Я Мише говорю, давай поедем, когда такое увидишь. Миша нехотя зевнул, подошел к Клавдии и стал расспрашивать, что там будет. Выяснил, что матери солдат будут пытаться войти в контакт с начальником части и вытащить оттуда своих сыновей. Я неоднократно по телевизору наблюдал, как в Луганске это делается. Сначала врываются рыдающие женщины. Когда солдат вызывают, за ними стоит взвод автоматчиков. Если женщинам не удается добиться ничего, начинается перестрелка и обычно это заканчивается тем, что военные уходят. Дальше я уже пошел одеваться и сказал оператору Косте: поедем. Костя полез в шкаф, где у него висела куртка-анорак. В комнате полумрак стоял и накурено было, они с Мишей все время курили и обкуривали меня и всех. Сначала он куртку надел, потом посмотрел в угол, подумал - и снял куртку. И сказал: не, не поедем. На что я стал возмущаться: как это, такой репортаж - и не поедем! А Миша - ему было все равно, он никуда никогда не рвался, но и не отвергал предложений.

Тут позвонила Марина Харькова и стала настойчиво нас уговаривать приехать. Мы ей давно обещали. И тут чаша весов перетянула, там был уютный ужин, выпивка с ее мужем, можно было поспать хорошо, не как в Макеевке, отоспаться, отъесться. И Миша сказал: ну, поехали к Марине.

Самое интересное произошло утром. Марина с ужасом с утра на завтрак прожужжала все уши, что была перестрелка, убит журналист. Ей весь Донецк обзвонился. Когда подъехали к ОГА, там стоял этот автобус, городской автобус типа ПАЗа, и слева от двери водителя были отверстия от пуль, несколько - около водительского сидения и снизу между колес. И было раздолбано стекло водительское. У автобуса ходил известный писатель Игорь Березин, он  был одет в камуфляжную форму песочного цвета, был с двумя ополченцами с автоматами. Березин пальцем проводил по отверстиям от пуль и качал головой. Когда я подошел, спросил, можно ли сфотографировать, он сказал: а, пожалуйста, нет проблем!

Вся хроника, что случилось с автобусом, выглядела так. Это я узнал доподлинно у женщины-активистки Елены, которая сидела в этом автобусе.

Когда автобус подъехал к части, уже сумерки наступили, был одиннадцатый час. Метров за пятьдесят от части стали слышны звуки ракетниц, автобусу стали сигналы подавать, чтобы не ехал туда, и автоматные очереди раздались. У водителя сразу разбилось стекло, его ранило в руку и он не поехал в часть, они развернулись и встали метрах в двухстах от части. И стали выходить. Первым вышел телеоператор и потом некоторые другие. От части послышались хлопки, как раз это были выстрелы по машине и по оператору. Оператор, видимо, в темноте начал снимать, потому что там были вспышки большие от части. Причем, никаких ополченцев в ними в автобусе не сидело и никаких наступательных сил не было, это просто была самодеятельность такая. И когда он вышел, он, видимо, послушал своего главного: давай, снимай, и сразу получил пулю в легкое. Так как он был без броника, без всего, и ему не была оказана никакая помощь медицинская, не зажали рану, он по дороге умер, его не довезли до больницы. И Костя, когда посмотрел в этот угол, видимо, увидел что-то такое. Костя - виновник того, что мы туда не поехали. Может быть, там бы все развернулось по-другому...

А после этой трагедии я лично видел днем: в холле ОГА заместителя Председателя ВС Пушилина Владимира Маковича выводили из лифта два автоматчика-ополченца, молодых парня, по-моему, из батальона "Восток". Причем, руки у Маковича были в наручниках и заломлены сзади так, что мужчина далеко не молодого возраста, с черной с проседью бородой, был скрючен буквой "Г", смотрел в пол. И уборщица, пожилая женщина, которая там случайно проходила из столовой, охнула так еще: "О, что творится - Маковича арестовали!!." А буквально за несколько дней до того он стоял рядом с Царевым на трибуне, справа от него, и мы потом брали у него интервью. Он сидел тогда, чему-то улыбался. У нас уже поговорка появилась: у кого интервью берем - того "на подвал"... Шутка...

 

В БОЛЬНИЦАХ ДОНЕЦКА

29 июня 2014 года. В больницах Донецка находится много мирных жителей, получивших ранения в результате артобстрелов и авиаударов Славянска, Краматорска, Красного Лимана и других городов Новороссии. В палатах вместе с мирными жителями проходят лечение ополченцы, получившие ранения в ходе боевых действий.

Специальный корреспондент газеты "Завтра" посетил одну из таких больниц и побеседовал с заведующим отделением общей травматологии конечностей, профессором, доктором медицинских наук, а также с его пациентами, получившими ранения в Донецкой области в июне текущего года. В целях безопасности название и местонахождение больницы, имена профессора и пациентов не разглашаются.

"Завтра": - Что вы можете сказать о ваших пациентах?

Завотделением: - В нашем отделении лежат пациенты с огнестрельными ранениями, привезенные из разных райнов боевых действий: Славянска, Краматорска и Красного Лимана. Поступают к нам раненые уже после оказания первой медицинской помощи, остановки кровотечения и применения противошоковых препаратов. Особенностью настоящей ситуации является то, что в зоне боевых действий врачей в больницах осталось мало и поэтому некоторые раненые, из-за недостатка квалифицированной помощи, например, погибают из-за потери крови. Нередки случаи ампутации конечностей из-за того, что первая помощь была оказана несвоевременно или не очень профессионально.

- Каков характер ранений у пациентов?

- Пациенты, которые поступили к нам в течение последних двух месяцев, имеют огнестрельные пулевые ранения, осколочные раны от мин и снарядов. При этом, как правило, имеются сопутствующие переломы конечностей, вызванные большим перепадом давления при взрыве боеприпасов, и обширные дефекты тканей кожи, вызванные ожогами.

- В каких медицинских препаратах и электронной технике больница испытывает наибольшую потребность при лечении раненых?

- У больницы есть острая потребность в зарубежных дорогостоящих антибиотиках, таких, как зимфора, зивокс, сульперазон. Стоимость лечения ран препаратом сульперазон составляет примерно 90 долларов в день.

Очень помогает применение в практике лечения ран физиотерапевтического аппарата "Плазон", разработаного МВТУ им.Баумана и белорусского аппарата пайлер терапии.

- Какие методы лечения применяются в вашем отделении при лечении раненых?

- Мы используем для лечения раненых самые современные медицинские методы, такие как лечение плазменным потоком, пайлер терапия, светолечение, баротерапия, магнитотерапия. Используются при лечении барокамеры с отрицательным атмосферным давлением...

Далее специальный корреспондент газеты "Завтра" обошел несколько палат отделения больницы и переговорил с некоторыми ранеными, находящимися в отделении на лечении и сделал фотографии пациентов.

Пациентка Маргарита из Славянска получила ранение ноги и обширные ожоги спины в результате разрыва снаряда на одной из центральных улиц Славянска 12 июня 2014 года. Пенсионер Сергей, 54 года, из Красного Лимана, получил обширные ранения ноги осколком мины. Сергей, бывший шахтер, в момент разрыва трех мин на небольшом расстоянии от него работал на своем огороде, расположенном рядом с домом. Это произошло 6 июня 2014 года. На поверхности земли на огороде остались три воронки от разорвавшихся мин.

В следующей палате лежал ополченец с ранением ноги. Ранение получено в результате разрыва снаряда, выпущенного из танка с расстояния двух километров. Ополченец в этот момент, 5 июня, находился в боевом охранении.

Рядом с ним - раненый ополченец из Кривого Рога, командир пулеметного расчета.

 

ГЕРОИ СЛАВЯНСКА: ОПОЛЧЕНЦЫ БАТЯ И БУРДЕЙ

1 июля 2014 года. Сижу печатаю статью в "Завтра" на улице Горького, 61 в Донецке. В шаговой доступности от места моего нахождения (примерно в трехстах метрах ополченцы штурмуют здание донецкого ГУВД) слышна стрельба из крупнокалиберного пулемета и автоматов. 

В больницах Донецка находится много мирных жителей и ополченцев, получивших ранения в результате артиллерийских обстрелов и авианалетов на города Славянск, Краматорск, Красный Лиман и другие города Новороссии.

Специальный корреспондент газеты "Завтра" Александр Барков обошел несколько палат отделения больницы и переговорил с ополченцами города Славянска, находящимися в больнице на лечении после боевых ранений. Это было 26 июня 2014 года.

В целях безопасности название и месторасположение больницы в Донецке не указывается. 

Перед посещением ополченцев я предварительно имел продолжительную беседу с профессором, доктором медицинских наук, заведующим отделением травматологии. В разговоре профессор, плотный пожилой мужчина с умными проницательными глазами, заметил, что большинство ополченцев не желает давать интервью журналистам из-за вопросов безопасности. "В Донецке тревожное время. Город готовится к осаде."

Профессор сказал: "Попробуйте, может быть, у вас получится". Когда мы обходили с ним палаты отделения, в которых лежали раненые ополченцы, профессор представлял меня: "Вот приехал из Москвы корреспондент из газеты "Завтра". Хочет побеседовать с ранеными. Кто хочет, поговорите и, если желаете, сфотографируйтесь."

Далее профессор пошел по своим делам, а я стал обходить палаты с ранеными бойцами.

В одной из палат отделения больницы я познакомился с ополченцем, находящимся на лечении. Ополченец получил ранение в правую ногу. Ранение получено в результате разрыва снаряда, выпущенного из танка с расстояния двух километров. 5 июня ополченец в этот момент находился в боевом охранении.

Донбасский охотник Батя. Открыв дверь одной из палат, я обнаружил в просторном светлом помещении, в котором размещалось несколько кроватей, миловидную женщину среднего возраста, с распущенными черными волосами, в белом медицинском халате, стоящую возле грузного пятидесятилетнего мужчины. Мужчина сидел на кровати, вытянув правую раненую, затянутую в железный медицинский корсет, перевязанную белым бинтом, ногу. Левая здоровая нога ополченца упиралась в пол. Он был в полосатых темно-синих трусах, без майки и говорил басовитым голосом с женщиной, как оказалось, со своей женой. На левом плече шахтера была изображена темно-синяя татуировка красивого погона-эполета. Сильные руки донбасского шахтера, громким голос - все говорило, что он коренной житель Донбасса и хозяин положения в любой обстановке.

Я попросил его рассказать о себе, где и как он воевал и где получил ранение ноги.

Шахтер представился, сунув мне большую крепкую шахтерскую руку:

- Батя, охотник. Был в Славянске. Нес службу в Семеновке.

А.Барков: - В Семеновке у меня находится мой хороший знакомый Игорь Клекта. Он стоял с шахтерами около здания ОГА с 10 апреля 2014 года. Приходил каждый день по вечерам с шахты "Шахтерская-Глубокая" со своими товарищами шахтерами на площадь возле здания Гособладминистрации - ОГА. У них были бочки, возле которых шахтеры грелись, на которых было нанесено название их шахты. Все они были в оранжевых шахтерских касках. После 25 мая Игорь Клекта со своими друзьями шахтерами поехал в Славянск в Семеновку. Вы его не видели там?

Ополченец Батя: - Игорь Клекта? Я 17 лет работал в забое на шахте Скочинского на шестом участке, я хорошо помню Клекту. Но это был его отец. Он работал мастером участка. Нет, с Игорем Клектой мы в Семеновке не встречались. В Славянске у Стрелкова я находился с марта месяца. Был снайпером. Винтовка СВД. Получил ранение в ногу 10 июня 2014 года, когда ударил укртанк по нашей позиции с расстояния 2 километра.

А.Барков: - Поселок находится недалеко от Славянска. Это уже героическое место, указанное во всех фронтовых сводках. Расскажите, что было до этого и как произошло ранение?

- В конце мая мы, ополченцы Стрелкова, прибыли на позицию в поселок Семеновка. Рыли окопы. По нам работала артиллерия, минометы, бомбили самолеты. Разбомбили полностью здания психбольницы - все шесть корпусов. Иногда в начале июня нас начинали бомбить и стрелять из гаубиц в 5 часов утра, а заканчивался обстрел в 7 вечера. Били по нам и фосфорными снарядами.

А.Барков: - Расскажите, как вас ранило.

- Мы были на позиции. На расстоянии двух километров возле проселочной дороги маневрировал и постоянно палил в нашу сторону танк. Нам его было не достать. Из прицела снайперской винтовки СВД видишь этот танк хорошо, а сделать ничего не можешь. В тот день мы с ополченцами стояли на позиции и беседовали. Я посмотрел в ту сторону. Смотрю, вспышка яркая. Кричу ребятам: "Ложись!" Все упали на землю в окопе. Я потерял сознание. Далее очнулся. Слышу, парни зовут меня: "Батя! Батя! Живой?" Вокруг меня, около ноги - лужа крови. Две кости ноги правой перебиты. Долго "скорая" не приезжала. В Славянске в больнице сделали перевязку и после доставили сюда, в Донецк. 

Если бы снаряд перелетел окоп позиции и разорвался за нами, то все пацаны мои ополченцы, кто был в окопе, погибли бы. 

А так нам повезло. Других тогда не задело. Вот подлечу ногу - и обратно в Славянск поеду...

 

Жена его, услышав слова шахтера-охотника Бати о возвращении в Славянск, стала возражать. Но Батя строго на нее посмотрел: "Вера, и не возражай. Я сказал! Мне их, укропов, побить надо побольше."

Я попрощался с Батей и пожелал ему удачи и направился в другую палату.

 

Пулеметчик из Семеновки Бурдей. Я открыл дверь палаты. У окна справа сидел на кровати раненный в руку ополченец-стрелковец, командир пулеметного расчета - позывной "Бурдей". Ополченец получил ранение в бою под Семеновкой. Это был хорошо сложенный и физически развитый мужчина в возрасте 35-37 лет со спокойными глазами опытного бойца. Волевое очертание мужественного лица вселяло уверенность. Сила духа ополченца чувствовалась в его жестах. 

Александр Барков: - Как вы добрались до Славянска? 

Бурдей: - Я с женой жил в Кривом Роге долгое время. Служил в военно-десантных войсках ВДВ. Войсковая разведка. Когда узнал в мае этого года, что в Славянске очень плохо и укры наступают, жену отвез в Крым, а сам собрался идти туда. Быстро собрался. Доехал до Лозовой и выдвинулся в пеший поход 14 мая. Прошел около 200 километров до Славянска. Дошел и был 20 мая в Славянске.

Александр Барков: - Как вы проникли в сам город? На всех дорогах вокруг Славянска стоят блокпосты нацгвардии. Когда я ехал в Славянск и проезжал блокпост, там стояло 4 укр-БМД. Мне говорили, что некоторые поля вокруг города заминированы. В "зеленке" работают снайперы.

- Я десантник, командир разведгруппы с опытом, был в армии старшим сержантом. Если бы вступил на минное поле, я почуял бы. Когда вошел в город, то обратился в военкомат - там идет набор в ополчение. Познакомился с Чеченом. Записался в ополчение Донбасса. Назначили командиром пулеметного расчета. Вооружили крупнокалиберным пулеметом и укомплектовали полностью снаряжением. Далее выехал из Славянска в Семеновку и занял позицию. Угол обстрела 180 градусов. Семеновку бомбят и обстреливают гаубицы и танки с утра до вечера. 30 мая ранили пулей в руку.

Александр Барков: - Что собираетесь делать дальше, когда рука заживет?

- Война есть война. Когда здоровье подлечу, вернусь в Славянск. Буду воевать. Я же русский. Ладно, Александр, если будешь в Славянске, передавай привет Поэту. Пойду покурю...

Бурдей встал с кровати, затем открыл дверцу тумбочки, стоящую подле кровати. Вытащил здоровой рукой из тумбочки круглую зеленую гранату РГД и вышел из палаты больницы на улицу покурить. 

 

ДОНЕЦК В ОСАДЕ

1 июля 2014 года. Вчера, 30 июня 2014 года, я проехал на такси на северо-запад Донецка по улице Кирова до поселка Абакумовка. Это примерно 17 км от центра города. В Абакумовке на блокпосту я спросил про неразорвавшиеся снаряды, которые мне обещали показать. Ко мне вышел командир. Сказал, что на 21 час планируется обстрел "Градами" со стороны укрвоенных поселка Красногоровка. Будут бить по поселку. Днем в 14 часов была пристрелка болванками по территории этого поселка. 

В поселке Красногоровка живет около 18 тысяч жителей.

Таксист, улыбающийся донецкий парень среднего возраста, бывший старшина, служивший в дивизии за Уралом, согласился ехать в район предполагаемого обстрела.

Далее меня направили до следующего поселка - Красногоровки. Там в нашу машину подсели два молодых местных паренька - Сергей и Павел. Сергей - старший, двадцати лет парень, а Павлу я дал бы 18 лет.

Павел сказал, что в маленький поселок Маяк, это 7 км от Красногоровки, залетели три болванки от укров. Одна пристрелочная болванка, ракета-снаряд, попала в огород к пенсионеру рядом с домом. Точный адрес: поселок Красногоровка, Маяк, улица Зеленая, дом 22. На фото дом и огород пенсионера. Вот он идет в зеленой майке по своему огороду к месту падения снаряда. На фото показано место падения снаряда, примерно 150 мм, отверстие уходит в землю метра на два под углом примерно 45 градусов. На входном отверстии ясно видны красноватые пятна на внутренней входной кромке.

Эти снаряды прилетели с холмов Карловки. От места, где упал снаряд, до этих холмов, где стоят установки "Град", примерно 10 км. Это совсем рядом.

По некоторым сведениям в районе Карловки, Новомихайловки, Кураховки и Иссилидово сосредоточено более 40 танков противника, 66 БМП, 36 установок "Град" и около 30 орудий гаубиц.

Вот еще фото воронки пристрелочной болванки-снаряда "Града". Ясно видны красноватые очертания на верхней внутренней кромке. Обычно, как показывают события в Славянске, после пристрелочных выстрелов болванками обычно через день следует обстрел боевыми ракетами "Град", которые разносят все вдребезги.

Когда ехали по полю к месту падения снаряда, один из парней спросил меня: "А вы не боитесь ехать в место, по которому, скорей всего, будет вестись обстрел через несколько минут?" 

Я ответил: "Это моя работа! Я был в Славянске." 

Ребята примолкли.

Вечерний обстрел был отложен, по-видимому, до утра.

В Красногоровке местные жители подготовились к залпам противника: в подвалах домов сделали запасы воды, продуктов питания.

1 июля, как сообщил ополченец с позывным "Доллар", утром был артобстрел поселка Марьинки. В Карловке силами 2-х танков, 4-х БТР-ов, одной установки "Град" при поддержке пехоты до 100 человек укрвоенные предприняли атаку на позиции бойцов Донецкой народной республики. Атака была отбита, два танка противника сожжены. Осада Донецка началась.

 

ГЕРОИ СЛАВЯНСКА: ФЕДОР БЕРЕЗИН

Интервью с Березиным Ф. Д. 2 июля 2014 года в здании ОГА Донецка. Группа журналистов газеты "Завтра" и телеканала "День ТВ" Александр Барков, Михаил Моисеев и Константин Королев взяли интервью у Березина Ф. Д. в Донецке.

Березин Федор Дмитриевич - заместитель министра обороны Стрелкова И.И., заместитель министра по мобилизации и согласованию действий с Донецкой народной республикой.

"Завтра": - Что вы можете сказать на сегодняшний день о военной ситуации после прекращении перемирия?

Березин Ф. Д.: - Перемирие прекращено. Это перемирие использовано войсками хунты для перегруппировки, для концентрации, для подвоза резервов и так далее. Вчера и сегодня утром все слышали канонаду, которая доносилась с района Карловки. Позавчера была пристрелка - три снаряда-болванки были выпущены противником по абсолютно мирному городку. От этих пристрелочных снарядов больших воронок не было, снаряды вылетели и закопались в землю.

Блокпост ближайший, на котором какие-то вооруженные люди есть, находится на расстоянии двух километров от того места, куда упали снаряды. Я осматривал это место падения снарядов.

То есть ведется война на уничтожение людей. На то, чтобы люди ушли с этой территории вообще, подальше, в Россию, например. По большому счету, это геноцид, но завуалированный. Из-за того, что у нас средства массовой информации развиты, хунте нельзя убивать, развешивать на столбах пачками людей. Хунта надеется делать это более хитро.

Вот сегодня, час назад, пришло последнее сообщение, что украинская армия застрелила солдата-срочника. Видимо, приказ солдат не выполнил. Своего же убили. Вызвали "скорую" и бросили его тело. Своих убивают, что говорить о чужих. Это свежая и конкретная информация. Есть фамилия этого человека.

"Завтра": - Какие атаки противник планирует на город Донецк в ближайшее время?

- Мы воюем с сумасшедшими. Не предусмотришь, откуда они начнут. Могут "Градом" долбануть по центру Донецка. Могут по окраинам ударить. Реально. Вчера били "Градом". Вчера по Саур-Могиле били "Градом". В районе Карловки целый день стреляли.

Про Славянск мы не говорим. Это само собой. По мирному городу, по городу, который ведет войну, конечно, вести огонь всем, чем можно. У нас два солдата с отравлением фосфором находятся в госпитале Донецка. Эта реальность видна всем.

"Завтра": - Где самая сложная обстановка сейчас в Донецкой народной республике?

- Славянск, как и прежде, остается главным очагом войны. Славянск - это такая Брестская крепость, которая все еще держится, несмотря на перевес громаднейший хунты в артиллерии, в авиации и живой силе. А так очагов много: Луганск, тот же Краматорск со Славянском, Могилы, Снежное, район Карловки с западной стороны Донецка. Концентрация сил идет с юга. План хунты - сокрушить каким-то образом Славянск. Потом взяться за Краматорск. Потом - в зависимости от того, где у него больше концентрация сил. Далее Донецк, и Луганск - напоследок.

Лучше встретить войну за порогом, чем у себя дома. Лучше врагу дать хорошенько здесь. Потом разберемся. Придется и Польшу брать. Польская снайперша только недавно в селе Могилы обстреляна из пулемета и убита. Польская снайперша! Отслежено подразделение из тридцати и более человек, которые говорят только на английском языке, севернее Славянска.

О чем это говорит? С кем мы воюем? Мы воюем с международным империализмом, который сконцентрировался здесь, на Украине. И здесь ему надо дать главный бой.

 

ВОЙНА ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

5 июля 2014 года. Войска из Славянска выведены. Сейчас 15.40 Мск, пишу из Донецка. Я нахожусь в здании Дома Правительства Донецкой народной республики, бывшее ОГА гособладминистрации.

Из Славянска вывели войска ополчения. Я узнал об этом событии около 9 часов утра. Мне позвонила женщина Виктория, которая занимается гуманитарной помощью и имеет в Славянске знакомых: "Ополченцы Славянск оставили. Мирных жителей в городе более 50 тысяч человек." Услышав о выводе, все, конечно, обалдели. Поначалу я и многие из моего окружения, журналисты, к этой информации отнеслись скептически. Не провокация ли это? Далее мой знакомый журналист Антон примерно в 10 часов утра связался с мэром Славянска Павленко. Мэр заявил, что город ополченцы покинули. Как оказалось впоследствии, в городе остались три-четыре сотни ополченцев.

Все ополченцы организованно с оружием оставили город ночью. Командование сочло этот шаг как сохранение армии. Ополченцы встали в Краматорске.

Сейчас нахожусь в здании ОГА гособладминистрации. Паники ни у кого нет. В 10.00 министр информации и печати провела совещание, как обычно в это время. В городе работают все службы. Далее примерно в 13 часов были слышны мощные звуки, похожие на взрывы бомб. От другого знакомого я узнал, что это была атака на аэропорт украинских ударных военных самолетов. Сбросили бомбы где-то около аэропорта и улетели. Далее поступила информация, что силами ДНР аэропорт в Донецке взят.

Ночь в Донецке с 5 на 6 июля прошла спокойна. Утром на улицах мало людей и транспорта, автобусы, троллейбусы и маршрутки работают.

 

Война только начинается! России уже сейчас этой войны не избежать!

Вот в это самое время сейчас и решается, кто есть кто. Я думаю, что в данной ситуации олигархи не контролируют ситуации. Мы хотим все время свалить ответственность в принятии решений на олигархов или правительство. А олигархи и правительство кивают на народ. И круг замкнулся. Все играют в "тяни-толкай". 

5 июля ночью из Славянска выведены воинские формирования Донецкой народной республики. Основные битвы за Донбасс - еще впереди. Вот и весь смысл заголовка. Война только начинается. 

Славянск, отрезанный от снабжения и располагавший сильными обстрелянными воинскими формированиями, разумно было покинуть. 

Сохранить армию - главное в настоящее время. 

С окончанием перемирия в Донецке усилились процессы внутренней борьбы. Надо понимать, что в ДНР - революционное время и идет гражданская война. 

Убийство трех милиционеров патрульной службы в центре города, расстрел и провокация с желтым автобусом и убийство российского журналиста, захват ГУВД, арест Маковича, зама Председателя Совета депутатов ДНР. Это все провокации, направленные на дестабилизацию власти ДНР. 

Плетет заговоры Ахметов и его подручные. 

Шахты работают, предприятия в городе работают. У Ахметова и его сторонников есть финансовая подпитка на провокационные акты. 

Я думаю, план провокаций и диверсий со стороны Ахметова есть. 

Стрелков, обладая силой ополченцев, скорей всего, принял непростое решение оставить Славянск 5 июля. Необходимо в Донецке навести порядок. В ДНР и Новороссии необходимо единоначалие. 

На этой неделе надо ожидать перелома. 5 июля наступил следующий этап гражданской войны и революции. 

С приходом в город стрелковцев 5 июля порядок в республике будет железным. 

Вчера взяли, наконец, силами ополченцев ДНР аэропорт Донецка им.Прокофьева. 5 июля начался новый период в гражданской войне. 

Главнокомандующий сделает ставку, скорей всего, в Донецке и сможет эффективно руководить военными действиями.

Новороссия победит!

 

...Они выходили большой колонной, нельзя сказать, что это было спонтанно. Скорее всего, это было продуманной акцией. 15 мая Стрелков говорил, что украинские военные только и ждут, чтобы мы убрались из Славянска. Они все сделают для этого, даже стрелять не будут по нам, когда мы будем уходить. Видимо, так и случилось. Оборона Славянска дошла до такого предела, когда стало погибать много ополченцев. А в Донецке ополченцы были без боевого опыта. Это был шаг такой нормальный - оставить Славянск. Я думаю, что там было переговорено с украинскими военными, что выход был такой, обоюдовыгодный. Договоренность о выходе была, они почти все вооружение взяли, чуть-чуть оставили. Некоторые "Фаготы" не понятно почему оставили. Но так, все чинно вышли. Ополченец один писал, что их за несколько часов отправили охранять дорогу, по которой якобы пойдут украинские военные, и они были взводом прикрытия. Им не сказали, что будут выходить. И уже когда почти все вышли, им сказали, что им уже надо идти к Красному Лучу. Обратно они не вернулись, для них это был шок. Но операция действительно была абсолютно секретная, знал узкий круг об этом, все было моментально, поэтому не удивительно, что некоторые журналисты в Славянске даже опоздали на этот выход...Так случилось с Оксаной Шкода.

 

...Когда по Донецку бомбежка шла, разрывы и через час было эвакуировано здание, министр информации проводила совещание о идеологической концепции Новороссии. "Как нам отнестись к концепции Новороссии, которую предложил Александр Дугин". Причем, собрались человек пятнадцать, какие-то философы, журналисты, писатели, и начали обсуждать эту концепцию. Постранично. А в это время был выход из Славянска Стрелкова и такие разрывы доносились. Я смеялся очень...

 

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 9. История Революции и Войны на Донбассе 2014 год. Записки военкора Александра Баркова.

 

(продолжение следует)