Copyright 2017 - Custom text here

 

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 7.       История Революции и Войны на Донбассе 2014 год.

Записки военкора Александра Баркова. 

 

Глава 7. ИГОРЬ КЛЕКТА В СЕМЕНОВКЕ

...Я, Барков Александр, позвонил моему знакомому шахтеру Игорю Клекте. Игорь стоял с 10 апреля у здания ОГА в Донецке. Спросил Игоря: где вы сейчас? Игорь ответил: мы в Славянске! Стоим у блокпоста в Семеновке. Знаменитой Семеновке, которая много раз подвергалась атакам.

 

ВОЕННАЯ ТАЙНА

28 мая 2014 года. Над городом Донецк барражировала вражеская авиация – два самолета СУ-25. Они летали над Ворошиловским, Киевским районом и над районом железнодорожного вокзала.

По поступившим сведениям вчера, 27 мая, Донецк бомбили и расстреливали из крупнокалиберных пулеметов самолеты из г.Ивано-Франковск МИГ-29, вертолеты из г.Броды и самолеты СУ-25 из городов Чугуева или Николаева. Там, в этих городах, самолеты заправлялись и вооружались. Оружейники и летчики виновны в расстрелах мирных жителей Донецка.

Народ их приговорил. Вчера в Донецке погибло 40 ополченцев и около 50 мирных жителей. Приговорили этих летчиков хунты и техников-оружейников. Вот такие дела.

Сегодня, 28 мая, на территории аэропорта Донецка велась стрельба. Здание аэропорта Донецка им.Прокофьева находится в руках наших защитников Донецкой народной республики. На аэродромном поле есть укрвоенные и снайперы в лесопосадке.

Днем в г.Донецк в центре около здания СБУ на улице Щорса послышалась стрельба из автоматов. К зданию подошла группа подозрительных людей. Началась перестрелка. Она продолжалась несколько минут. Потом все стихло.

Также было несколько автоматных очередей у больницы Вишневского. С периодичностью в несколько минут стрельба возобновлялась.

Незадолго до стрельбы над городом постоянно кружили истребители.

За несколько часов до этого по центральной улице Артема проехала бронетехника, несколько грузовиков с бойцами ополчения и зенитками. Часть бойцов поехала в сторону Макеевки.

Поступила информация о том, что зенитная установка армии ДНР вела огонь по воздушной цели.

Из Донецка передают: действительно, помощь пришла в Донецк вчера, оружие и новые ополченцы. Несколько сотен ополченцев. Но это все разговоры в народе...

Информация об оружии и ополченцах закрытая - это военная тайна. Комментировать официальные лица не будут.

В городе Донецке тревожные ожидания. В городе на дорогах мало машин. Некоторые предприятия не работают. Например, рабочие кондитерской фабрики отпущены до 1 июня, но предприятие "НОРД" по сборке холодильников не прекращает своей работы.

По центральным улицам города днем проходила демонстрация шахтеров в несколько тысяч человек, которые шли с флагом России и скандировали: "НЕТ ФАШИЗМУ!", "ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ". Шахтеры продолжают бессрочную забастовку.

 

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ДРУЖКОВКЕ

29 мая 2014 года. Получил вести от Максима из Дружковки, с которым ехал в Славянск. Дружковка - это 10 км от Славянска. Небольшой городок Дружковка находится рядом с Краматорском и Славянском. Здесь пока боевых действий нет. Но проблем много.

Молодые парни, которые активно поддерживают Донецкую народную республику, готовят блокпосты, укрепляют оборону, решают нарастающие проблемы с беженцами, борются с местными наркодилерами, вступают в конфликты с властями, если чувствуют несправедливость.

Запасаются всем необходимым для ведения боевых действий. Некоторые мужчины из Дружковки находятся в Славянске и ведут охрану на блокпостах.

Об обстановке и гуманитарной помощи.

Готовят ребята места для проживания и питания беженцев, которые прибывают из Славянска и Краматорска. Люди предоставляют бесплатно жилье и все необходимое.

В городе большие проблемы с наркоманией. В настоящее время разгорается борьба между местными наркодилерами, которые связаны с бывшей властью и бывшими органами правопорядка и местными молодыми инициативными ребятами Донецкой республики.

Молодые защитники Донецкой народной республики прилагают все силы, чтобы искоренить проблемы с местной наркоманией, взяточничеством, любыми формами несправедливости.

Максим из Дружковки рассказывает:

"Что касается Дружковки, то мы выводим сейчас на чистую воду наркобизнес по городу, в котором замешаны начальник горотдела милиции г.Дружковка С.Новиков и его заместитель, а также целый круг лиц. До верхушки еще не дошли! В Дружковке участились случаи мародерства и вымогательства с жителей и предпринимателей. У водителей, которые нарушают или которых подозревают в том, что они выпившие, забирают машины. Самих водителей могут даже избивать. Потом есть вероятность, что автомобиль могут отдать, но за приличный взнос в 1500-2000 грн! Самооборона и мобильные группы Дружковки не проходят должный инструктаж, не умеют себя вести и вносят только смуту! Все оттого, что "лидеры", которые ими управляют (если вообще так можно сказать), а именно братья Зиновьевы, Восток и "товарищ" Медведко, не имеют ни малейшего понятия, как наводить порядок. (Максим написал мне в ноябре, что братья оказались правосеками и уже убиты.) Их интересует только личная нажива. Нормальных лидеров эта бригада смещает и устраняет тех, кто это движение основал у нас в городе с самого начала (идейные и совестливые люди). На днях люди в масках и с оружием в Дружковке заявились в больницу, где фактически насильно забрали у скорой помощи несколько машин "Нива". Якобы на нужды самообороны. А по сути они просто разъезжают на них по своим делам, просто чтобы кататься без особой необходимости. Забирают машины у предприятий и частных лиц, потом в некоторых случаях отрицая свою причастность к этому вообще. Люди, которым выдают оружие, совсем не отдают себе отчет о том, что на них лежит ответственность! В общем, те перечисленные "лидеры" вносят смуту, набивая карманы и дискредитируя наше движение!"

Вот такие дела в городе Дружковка. Все действуют. Гражданская война продолжается!

 

НОВОРОССИЯ В ОПАСНОСТИ!

Сейчас момент, когда нужно оказывать помощь Донбассу. Помощь независимым Донецкой и Луганской республикам.

Если государство открыто не может оказывать эту помощь, то все люди, которые находятся вне системы, должны сейчас сделать то, что реально, в силах каждого.

Лучше в этой помощи участвовать от партий или групп. Малая помощь уже оказывается. Разными организациями. Люди из России и разных стран мира перечисляют средства - и помощь доставляется.

Паниковать не надо. Не так все плохо. Но и не хорошо.

Сейчас, если сосредоточить в Донецке быстро, в течение двух месяцев, определенное количество военных сил из ополчения (до пяти-семи тысяч), можно повернуть ситуацию в лучшую сторону. Моральный дух на стороне ополченцев и республик.

Народ в поселках, молодое население, уже готовится к партизанской войне с хунтой.

От России нужны добровольцы-спецы со знанием военных специальностей. Нужно много добровольцев и именно сейчас, пока народ Донбасса просыпается и организуется.

Сейчас в Донецке создаются интернациональные бригады из разных стран мира. Надо отметить, что пока добровольцам преград не строится.

Перестройка сознания на военный лад у людей происходит постепенно.

Я думаю, война на Донбассе - это не ФЕРМОПИЛЫ и не Гражданская война в Испании с плохим концом для республики.

Война Донецкой и Луганской республиках за независимость - это Гражданская война на Украине, но это Гражданская война и для России.

Новороссия - это Россия.

Если мы будем сознавать до конца, что интересы российские определяет не группа олигархов, а народ, то мы в этой войне победим. Если будем утверждать обратное, то проиграем.

Таких войн еще в истории России не было.

Эта война - не локальный пограничный конфликт, а именно Гражданская война России, которая не закончилась в 1922 году и в 1991 году... и в 1993 году.

Война в Новороссии против хунты изменит всю историю и государственный строй не только России, но и мира. Причем, ДНР и ЛНР воюют на стороне России...

Пока Россия поддерживает эти республики морально.

Далее она должна добиться серьезных поставок гуманитарной помощи на Донбасс, далее - военной помощи и добровольцев в полном объеме.

Нельзя продавать газ врагам! Поставки газа и товарооборот с украинской хунтой должен быть прекращен.

Эти поставки и интересы в бизнесе вредят стратегическим национальным интересам России.

Нельзя принимать вольных рабочих из Украинской хунты. Это то же самое, как в Великую Отечественную войну торговать и обмениваться рабочей силой с фашистской Германией!

Для рабочих украинской хунты необходимо закрыть полностью границы. Киевские власти свои границы уже закрыли - они не пускают российских мужчин на свою территорию. Почему Россия не делает ответные ходы?

На двух стульях в Войну сидеть никто не должен.

Враг должен быть назван. С этим врагом нужно вести народную войну до полной победы!

Действию в организации мероприятий по помощи Донбассу оказывают сопротивление пятая и шестая колонны, которые выражают интересы определенной группы олигархов. Они тормозят процесс организации и поставок гуманитарной помощи.

Определенные конкретные люди заинтересованы получать от кровавой бойни и поставок газа деньги в "нале".

Эти люди известны - они финансируют либеральные СМИ. 

Россия расколота уже на два непримиримых лагеря - "ЗА!" и "ПРОТИВ" РЕСПУБЛИК!

"ЗА!" - за народ! "Против!" - против народа! Маски сорваны.

Такой раскол есть не только в обществе, но и, судя по инерции действий, в Правительстве.

Казаки уже занимаются этой деятельностью. Они не говорят, а делают, в отличие от многих партий и движений.

Шахтеры Донбасса медленно, но просыпаются. Шахты не все, но начали забастовку.

Мои знакомые шахтеры с шахты "Шахтерская-Глубокая", которые стояли каждый день после работы на площади у здания ОГА в Донецке с 10 апреля в касках, стоят сейчас на баррикадах в Славянске с автоматами. Вот такие дела.

Надо действовать. Действовать организованно и без паники.

Необходимо в действии сосредоточиться вокруг тех движений, которые уже начали организованно действовать и помогают Донбассу.

НОВОРОССИЯ В ОПАСНОСТИ!

НУЖНЫ ДОБРОВОЛЬЦЫ!

 

ВТОРОЙ КУРС ВОЕННОГО УЧИЛИЩА

Захват аэропорта 26 мая 2014 года. На следующий день после открытия Парламента Новороссии и банкета после него 27 июня 2014 года, я, военкор Барков, днем, выходя из здания ОГА, увидел Строителя и подошел поздороваться. С ним вместе стояли депутаты Парламента Артем из Запорожья и Николай. Мы отошли покурить и обменяться новостями к фонтану, к пальме Мерцалова в зелень слева от здания ОГА. В это время мне позвонил Вячеслав, друг Стрелкова, и спросил, на какие частоты настраивать рации, которые отправлялись Стрелкову. Я спросил об этом Строителя: нужно ли настраивать? На что получил категорическое "нет". Зашел разговор о Славянске, о Стрелкове. Я спрашивал, как туда прорваться. Артем поигрывал пистолетом "Макарова", ПМ, вынимая и вставляя обратно магазин с патронами. ПМ были выданы Царевым всем депутатам Парламента Новороссия в качестве личного депутатского оружия, в качестве подарков. На пистолете была серебряная маленькая табличка с именем владельца оружия и именем Царева. 

Артем со знанием дела говорил:

- В Славянск хочешь снова? А знаешь, что укры-нацгвардейцы на блокпостах при въезде в город проверяют всех мужиков и поставили сканеры, которые могут определить по твоим рукам, брал ли ты оружие?

Я, вникая в смысл сказанного, сломал в руках шариковую ручку, которую вертел до этого. Есть такая привычка у меня.

- А, нервничаешь? - заметил Артем. - Значит, все-таки с оружием имел дело. А вообще, вот лично по-моему, в Славянск к Стрелку ехать бессмысленно! Стрелок - он мастер брать города. Его этому учили. Он любой город может взять со своими ребятами. А вот удержать его - здесь совсем другие, армейские навыки командира нужны. А у него их нет.

- Я видел и говорил со Стрелковым в Славянске. Это крутой мужик и командир. И знаю его ребят, - сказал я упрямо.

Артем из Запорожья молчал. Потом он вынул из кармана флешку и сказал:

- Вот послушай про то, как брали аэропорт в мае. Там всё подстава была...

 Я много слышал про первый захват аэропорта 26 мая 2014 года. Этот неудачный захват состоялся после приезда в Донецк Бородая Александра и Олега Царева. После митинга-парада, который был проведен на площади Ленина при большом скоплении народа, по традиции, как и 9 мая 2014 года, поехали на КАМАЗах брать аэропорт. Радиопередача Шаргунова об этом митинге велась около 40 минут по многим радиостанциям в России, в том числе по "Эху Москвы". Потом мне рассказывали, что Шаргунова летом "потащили" на Лубянку "за пересечение границы": были доброхоты, настрочили кляузу.

Кто был инициатором быстро брать аэропорт, это не самое главное. Этот аэропорт у всех сидел по самые гланды. Через него украинские военные производили поставки тяжелого вооружения на Славянск для подавления восстания. В Донецке и других городах Донбасса к этому времени СБУ и много военных частей было уже захвачены ополченцами "на договорной основе". Но аэропорт - стратегический объект - усиленно охранялся Ворошиловоградским подразделением укров. Периметр аэропорта и все подходы простреливались снайперами. Было много убитых мирных жителей и водителей, которые направлялись в этот район. Все, кто приезжал в Донецк, первым делом спрашивали: "Как там аэропорт им.Прокофьева? Взяли уже?"

Я не слушал до февраля 2015-го эту аудиозапись, которую мне передал в июне  депутат Артем, бывший редактор Запорожской газеты "Искра". Мне эта запись  была не очень интересна. Это интервью с ополченцами, командирами 3-ей и 4-ой групп, которые непосредственно участвовали в захвате аэропорта 26 мая 2014 года, Артем записал в июне, через несколько дней после попытки захвата аэропорта. Зря я сразу его не послушал...

 

Группа добровольцев, приехавших только что в Донецк в количестве 46 человек, была лично направлена командиром подразделения ДНР "Восток"  Ходаковским брать аэропорт по согласованию с Правительством ДНР.

В этой боевой операции участвовали, подвергая себя смертельной опасности,  Александр Бородай и Александр Захарченко. Последний вышел с группой захвата на крышу терминала аэропорта. Александр Бородай с группой автоматчиков был в группе прикрытия. По словам многих участников (Александр Бородай рассказывает в своем интервью с Прохановым А. в ноябре 2014 года) - эта была договорная операция, как и многие другие удачные, проводимые до и после. Когда крышу терминала ополченцы захватили и всё простреливалось оттуда, украинские военные поняли, что нельзя терять стратегический объект и были вызваны вертушки. После жесткого обстрела участники операции были вынуждены оставить аэропорт. Александр Бородай вспоминает, когда начался воздушный налет, он специально послал бойца вывести из терминала Захарченко.

 

Жестокие бои, в которых погибло много ополченцев, за донецкий аэропорт продолжались летом и осенью 2014 года, и только в конце ноября его окончательно взяли. От аэропорта ничего не осталось.

Вот расшифровка аудиозаписи, которую сделал Артем в июне 2014 года.

Рассказывают командиры групп, участвовавших в захвате аэропорта, с позывными "Север" и  "Старый" .

Артем: - ... Я просто блокнотик не взял с собой...

 - Перед вами командир третьей группы Север, перед вами командир второй группы Старый. Всего у нас было 46 человек. Командир первой группы тяжело ранен, командир отряда убит. Позывной "Искра".

Артем: - У меня газета "Искра".

- Прибыли 25 числа сюда ( ред. - 25 года мая 2014), отправили людей на парад. Я на параде не присутствовал, у меня была другая задача. Мы занимались разведкой местности.

- Хочу сказать о параде. Совершенно безумное мероприятие, непонятно зачем и почему спланированное. Нет, абсолютно понятно, что спланировано оно было для поддержания народного духа, но сама планировка была совершенно безграмотной. С нашей точки зрения, военной. Не выставлено было ни охранение, ничего, место было такое, что два-три снайперских выстрела - начнется месиво, начнется давка. В центре этого месива построили подразделение с боевым оружием, патрон в патроннике. Какой-то непонятный салют был объявлен, под который можно замаскировать работу снайперов прекрасно. Я в подразделении занимался тем, что стоял с правого фланга своего подразделения и корректировал огонь по крышам. Потому что куча открытых окон, не понятно, что будет в следующую секунду. То есть это чисто политическое решение, никак не согласованное с военной стороной вопроса.

Артем: - Вас ставили в известность, что вы попадете в такой формат? Парад и все такое...

- Естественно, нет. Изначальная постановка задач была другая совершенно. Обрисовывали, что задачи будем выполнять общевойскового характера. Частично - специального, частично - те задачи, которые возлагаются на внутренние войска.

- Прибыв с парада, буквально спустя короткое время, были ориентированы на переодевание в гражданскую форму одежды для выдвижения на рекогносцировку объекта. Объектом оказался аэропорт. Нас встретил человек ("Вездеход"), который двух из трех прибывших людей провел частично по объекту.

- За два с половиной часа до так называемого штурма аэропорта лично я заходил в этот аэропорт с Вездеходом, как он представился, сотрудником СБУ (ред. - летом 2014 года этот сотрудник был осужден киевской властью на пожизненный срок), который открыл все двери, вывел меня на крышу аэропорта, показал местность, чтобы я мог в дальнейшем командирам групп показать, куда... показал схему.

- На схеме были ориентировочно нанесены позиции охраны аэропорта, ориентировочная численность вооружения и прочее. Когда мы втроем собрались в машине командира группы, увидели эту схему, почесали репу, поняли, что силами и средствами, которыми мы располагаем, задача невыполнима, с чисто военной точки зрения. Если есть превосходящие силы противника, располагающие более тяжелым вооружением на заранее подготовленных позициях - это нереально.

Артем: - Военные с украинской стороны были нормально расставлены?

- Командир того подразделения, который обеспечивал охрану аэропорта, он был далеко не дурак в расстановке сил и средств. Был человек опытный, человек просто так объект не отдаст, нахрапом его не взять. Тем не менее позиция политического руководства была именно взять нахрапом. Когда мы прибыли обратно в расположение и командиру группы доложили свою точку зрения, что нам нужны минимум сутки и серьезное огневое усиление, серьезные огневые средства, которыми можно подавить то, что стоит в аэропорту. Мы были приглашены на совещание, на котором присутствовал командир батальона "Восток" (ред. - Ходаковский), который, грубо говоря, махнув шашкой, поставил задачу: ребята, времени на раздумья и подготовку нет, выдвигаемся мы через пятнадцать минут, все, что вы сказали, конечно, важно, но я здесь командир. Поэтому через пятнадцать минут мы были подняты по боевой тревоге и через час выдвинуты. Сказали, фраза была именно такая: "По вам никто стрелять не будет", аргументировалось это тем, что простой аэропорта стоит бешеных денег, а повреждение аэропорта и восстановление - это простой на очень долго. Аргументация была крайне слабая, но мы люди дисциплинированные, обязаны были исполнять приказ.

Артем: - Вас подчинили именно "Востоку"?

- Соответственно, по прибытии на аэропорт были заняты неподготовленные огневые позиции, личному составу все доводилось в спешке, я, например, своим людям ставил задачу уже в машине в ходе выдвижения на пальцах, буквально, потому что люди даже схему не видели объекта, который предстоит работать.

- От команды взять аэропорт до выполнения ее прошло не более четырех часов. Люди в час ночи уже спали, командиров вызвали и сказали: мы берем аэропорт. Я человек военный, у меня глаза на лоб полезли, потому что аэропорт - это не то здание, которое мы занимали, это взлетно-посадочная полоса и вышки. Мы как люди военные это все прекрасно понимали. Уже тогда возникло желание сложить оружие и отказаться от выполнения операции. Непонятная эта тема, что-то нас подвигло и мы туда поехали. Хочу сразу сказать, что ребята, которые приехали из России, 80% из них, имели боевой опыт в горячих точках, укомплектованы были по штатному расписанию спецназа, две группы разведки и одна группа тяжелых, укомплектованы по-полной. Особо хочу отметить, потому что говорят, что мы за деньги приезжаем сюда из России. У меня погиб мой боец Рыжик. В Ростове он из личных средств потратил 120 тысяч рублей, чтобы одеть своих товарищей, потому что у некоторых не было разгрузок.

- Мой погибший боец третьей группы, позывной "Игнат", хороший был парень, перед отъездом из дома продал мотоцикл, на эти деньги была экипирована вся группа.

- Нам никто не заплатил ни одной копейки, мы все приехали сюда добровольно. И меня поразила вообще вся ситуация, когда нас отправляли в аэропорт, поставив тупорылейшую, я считаю, задачу. Потому что личный состав узнал о штурме аэропорта буквально в час ночи. Люди были не подготовлены. Ладно, не подготовлены, смысл еще в том, что мы занимали здание, которое было нам абсолютно не нужно. Терминал никому не нужен.

- Я уверен, что командиры, которые ставили нам задачу, они прекрасно знали о том, что так аэропорта не берут. Захват аэропорта - это второй курс военного училища. И то, что мы делали, это был полный бред. Когда мы поднялись на терминал, заняли позиции, у нас было достаточно сил, чтобы раздолбать казарму, в которой они все спали.

Артем: - Я человек гражданский. Забросал бы гранатами, испортил бы полосу.

- Захватывается КДП (ред. - командно-диспетчерский пункт) и разносится взлетно-посадочная полоса.

- Нам сказали, что будет вестись политический диалог, мы сказали: давайте начнем политический диалог, снесем вот это здание с половиной личного состава - и переговоры пойдут легче. Когда половина охраны аэропорта окажется под развалинами... Давайте первый ход сделаем мы. На что нам жестко сказали: ребята, даже думать не смейте. Огонь открывать категорически запрещено. Когда мы уже заняли терминал, на крыше лично присутствовал командир батальона "Восток" (ред. - Ходаковский). Ходил в полный рост. Если бойцы перебегали, он ходил в полный рост и говорил, что все нормально, никто сюда стрелять не будет. Вы сейчас продемонстрируете им силу, они обо...я, мы сделаем им коридор и выдвинем переговорщика и они все отсюда уедут. Вот такой был расклад. Всем бойцам говорили именно так. Конечно, никто этого не понимал, но самое интересное началось позже.

Артем: - Я для понимания. Что такое "Восток".

- Условное подразделение окружило часть - ОМОН. Подъехал "Восток", постреляли в воздух, ОМОН покидает часть, оружие покидает часть другим ходом. В точке Х ОМОН со своим оружием снова объединяется и куда-то уходит. Показуха. Батальон "Восток" говорит: мы зачистили помещение. На что я говорю: я любое помещение зачищу, возьму две гранаты и зачищу. Есть ощущение, что он (ред. - командир "Востока") ходил по крыше именно потому, что был в каком-то договоре с ними.

Артем: - Было такое впечатление?

- Меня насторожило сразу то, что аэропорта таким образом не захватываются. Самый интересный факт, который нужно осветить. Когда отработали первые вертушки по нам и мы поняли, что разговаривать с нами никто не будет, нам до конца давали приказ не открывать огонь.

Артем: - Даже в тот момент?

- Когда начался обстрел, я рванулся вытаскивать своих ребят с крыши. И когда бежал по лестнице, четко слышал, несколько раз была повторена команда по рации: не стрелять.

Отработало тяжелое вооружение, вертушки работали бортовыми пулеметами, я четко помню этот звон, слышно пробитие стен, шило через несколько стен, гипсокартон прошивается элементарно, и сквозь это все пробивается команда по радиосвязи: не стрелять, не стрелять. Один АГС-ник был легко раненый.

Артем: - Что такое АГС?

- Если вы смотрели "Чистилище". Здоровая такая штука...

- В течение часов трех нас долбили, в 18.30 было принято решение выдвигаться на двух КАМАЗах, забрать раненых. Когда мы выдвигались из аэропорта, у нас был один "двухсотый", т.е. убитый, два тяжелораненых. Остальные были целы. Потери после трех часов бомбежки составили всего один убитый.

- Все люди не поместились в КАМАЗы. КАМАЗы были загнаны в терминал, дана команда грузиться, осталось порядка 15 человек. Остался я, мой связист и ребята из разных групп, которые должны были прикрывать отход. Когда машины вышли из аэропорта, был открыт шквальный огонь, выпущены РШГ - это огнемет, и те бойцы, которые нас зажали в кавычках, потому приходили противоречивые сведения, конкретики не было, нам говорили, что "Правый сектор" окружает нас, что приехала нацгвардия, три КАМАЗа, то есть нам сказали, я лично слышал от командиров, что нас берут в кольцо. Когда мы были в терминале, нам сказали, что нас окружили. Поэтому когда на прорыв мы пошли, был открыт шквальный огонь в сторону "зеленки". Камазы прорвались.

Оказалось, что мы могли спокойно оттуда выйти. Потому что там были люди - сектор военный, и коридор - наши люди. Горловские ребята были на прикрытии и батальон "Восток".

- Этот сектор военных перекрестным огнем они доставали, но не могли на всей протяженности. Нужно было преодолеть участок 300 метров, мы его преодолели с некоторыми потерями, я, опрашивая своих раненых из КАМАЗа, пришел к выводу, что от 5 до 15 раненых, а возможно, убитых, было на момент прорыва этого сектора. Из 50 человек в КАМАЗе от 5 до 15 были ранены в этот период, все остальные раненые и убитые - это дружественный огонь.

- Когда мы вышли из аэропорта, я пришел на базу где-то около двух часов ночи. Там были люди из "Востока", которые там были, они сидели и пацаны некоторые даже плакали. Потому что они сказали, что КАМАЗы расхерач...ли они.

- Готовность! ...По боевой!... - голос в зале, аудиозапись делалась в казарме батальона.

- Нам сказали, что нас окружает "Правый сектор", а им сказали, что "Правый сектор" прорывается. Свои же открыли огонь по своим. У меня есть выжившие из моей группы, которые видели, когда КАМАЗ полностью был разбит, все почти убиты, подошли ребята с повязкой "Востока". Увидев, что с георгиевскими ленточками лежат наши пацаны, они начали кричать: не стреляйте, что мы наделали?! Кто давал команду, что там "Правый сектор" прорывается, не известно. Расклад такой. Я считаю, что просто там очень мутная и тяжелая история... Ни х.я себе мутная!

- Разберемся...

- Помнишь, Саня ("Строитель") рассказывал, были в "Шахтерских Зорях"? (ред. - санаторий в Донецке). Но это другая история. После большого митинга 9 мая 2014 года поехали на КАМАЗах в Мариуполь. Все тогда говорили, что едут брать Мариуполь. Погрузились на два открытых, с длинными синими бортами КАМАЗа ополченцы с АК и снайперскими винтовками и поехали брать срочников, которые готовили провокацию в Донецке и жили в санатории "Шахтерские Зори". Всё тогда обошлось без жертв. Всех срочников взяли, более 100 солдат, разоружили и отпустили по домам. А здесь такое было...

 

Я слушал эту запись в феврале 2015 года и невольно задавался вопросом, была ли это подстава или военная ошибка? Почему опытный бывший командир "Альфы", а теперь командир ополченцев батальона "Восток" Ходаковский так быстро, после суток по прибытию, послал в аэропорт эту группу из 46 добровольцев - российских ребят, бывших в горячих точках? Его оправдывает то, что он был на крыше терминала аэропорта вместе с этой группой и рисковал вместе с ними. 

Трудно разбираться во всем этом. Можно даже предположить, что украинские военные могли перехитрить ополченцев. Подставить их под удар. Настроиться на радиочастоты ополченцев-командиров. Это все в порядке вещей. С рациями и радиоборьбой у ополчения беда полная. Часто в Лисичанске я слышал по рациям: "Идет сдаваться взвод срочников с полной боевой. Не стрелять!.." На какое-то болото около города укры приглашали ополченцев, где были якобы захоронения расстрелянных мирных... Все это по рациям передавалось.

А сколько "дружеского огня" было на стороне укров. Укры часто стреляли друг в друга. Это война.

На мой взгляд, это военная ошибка, а не подстава. А вот поражает другое, что 7 июля Кургинян приехал сразу после выхода бригады Стрелкова из Славянска 5 июля 2014 года и поселился в батальоне "Восток". В мае-июне батальон "Восток" в Донецке был той опорой, которую нельзя было трогать, не повредив все здание ДНР. Будь такая ошибка совершена другим командиром, его бы отправили "на подвал", а могли бы и расстрелять в суматохе. Ясно, что тогда и сейчас командир батальона "Восток" Ходаковский пользуется особым авторитетом и уважением не только среди ополченцев после боев на Саур-Могиле, но и в правительственных структурах.

 

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 7.       История Революции и Войны на Донбассе 2014 год.

Записки военкора Александра Баркова. 

(Продолжение следует)