Copyright 2017 - Custom text here

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 18.                   История Революции и Войны на Донбассе 2014 год 

Записки военкора Александра Баркова.

ГЛАВА 18. ГЕРОЙ САУР-МОГИЛЫ

ГЕРОЙ САУР-МОГИЛЫ

1 сентября 2014 года. Я встретился с ополченцем Евгением из бригады "Восток" в Донецке 27 августа. Он возвратился после сильной контузии в свою бригаду после непродолжительного лечения в ростовском госпитале. Евгений входил в бригаду ополчения, которая держала высотки Саур-Могилы в июле-августе 2014 года и не давала возможность перерезать основную магистраль, соединяющую Донецк с большой землей через Шахтерск-Красный Луч-Изварино. По этой трассе двигались колонны грузов, которые обеспечивали жизнедеятельность многих гарнизонов ополченцев Донецка и его окраин. Быть может, именно из-за того, что ополченцы на высотках Саур-Могилы продержались так долго и стянули на длительное время к себе несколько тысяч укрвойск и несколько десятков единиц бронетехники - БТР и танков, Донецк в августе 2014 года не был взят.

 

Рассказывает Евгений.

- Я родом из Макеевки. Работал в шахте. Пенсионер. Был художником.

Пришел в ополчение в мае месяце после референдума 11 мая.

Почему я пришел?

Пришел в ополчение потому, что увидел ложь, которая шла из Киева и не только из Киева, а и из Америки, из Европы. Меня это очень возмутило. Я - человек верующий и знаю, что лжи надо противостоять.

Я не считаю себя настоящим героем. Я знаю людей, которые настоящие герои.

Они стыдятся быть ранеными - они хотят идти в бой. Эти люди меня поражают.

Получил я контузию на Саур-Могиле, когда была атака - танковая атака 27 июля 2014 года. Я был на малой высоте. Там на Саур-Могиле одна высота большая, примерно 243 м, и есть малая - на 100 метров ниже. Мы были втроем в одном окопе с командиром Платоном.

На мой НП - наблюдательный пункт - только три укртанка повернуло, а все остальные танки - около 30 единиц - пошли на большую высоту. На большой высоте держал оборону соседний взвод - командир с позывным "Медведь".

У меня было противотанковое ружье. Мы начали стрелять по танкам. Но танки шли и шли на нас. Оставался у меня один заряд. Танки подходили ближе. Уже оставалось сто метров.

Я просто понадеялся на Бога. Выстрелил - попал в танк, вниз, под башню. Башню развернуло.

Недалеко снаряд разорвался. Двадцать четыре года парню - покрошило его сильно. Но он выжил. У меня была контузия.

Когда уже в наш окоп попали два снаряда и мы ожидали, что укры войдут в наш окоп, мой командир Платон был готов взорвать себя и тех укров, кто к нему подойдет. Он спросил у нас, можно или нет, взял в руку гранату. Взял за кольцо. Не знаю. Он был спокоен. И все мы были спокойны. Он был готов завершить это дело.

Но остальные танки отступили. Не стали нас атаковать. Из БТРов никто не вылез.

Потом нашу малую высотку танки стали отрезать от большой высоты.

В нашем взводе подумали, что мы все погибли.

Дальше мы стали пробиваться к своим. Шли долго. Не слышим друг друга - контузия. Вышли к озеру. Там встретили наших.

Потом мы хоронили на большой высотке Саур-Могилы своих ребят. Командира взвода Медведя, который вызвал огонь на себя наших "Градов". Он погиб и еще три ополченца с ним. Вызвать огонь на себя - это было его решение, Медведя.

Вот находиться под "Градами" - это геройство.

Ребята его, Медведя, любили. Он прошел Афганистан. Настоящий был военный. Он людей жалел.

Когда после его гибели спрашивали про Медведя, они отворачивались, взрослые парни, не могли сдерживать слез. Тяжело переживали, конечно.

Самое интересное, что я встретил в ополчении много молодых людей, которые никогда не были в армии и не воевали. Много инвалидов детства. По инвалидности они не могли служить в армии. Они не знали автомата и никогда не стреляли. Но проходит некоторое время и все ребята осваиваются. Довольно быстро становятся опытными бойцами.

Они, укры, боятся нас.

Скажу тем мужикам нашим, кто боится воевать за свою землю.

Поступайте по совести. Не будьте трусами.

Я сам хочу вернуться в свою часть. Мой сын воюет там...

Евгений замолчал, а потом тихо говорит:

- Не буду на камеру это. В больнице в Ростове-на-Дону, где мы проходили лечение по ранению, с нами обращались врачи как-то неласково. Чуть поправились - и нас скоро, очень быстро выписали из больницы, не дали как следует подлечиться… И лекарствами и процедурами не баловали. Да, дела! Люди жизнь платят за мир в Ростове, а врачи - крохоборы… Нет, не хочу об этом говорить...

 

У КОМБАТА "БАТИ"

К командиру славянского батальона Артуру "Бате" мы заехали в конце сентября, он располагался в одной из фирм Донецка. Въехали в ворота, там было несколько машин ополченцев. Поднялись с 207-м к Бате в кабинет. Это нельзя было назвать кабинетом, это был шикарный офис, обитый красным деревом, с роскошной люстрой. Посередине комнаты богатый стол из красного дерева, весь в узорах, и внизу рядом со столом на шикарном красном ковре  лежал полосатый матрасик, на нем на подушке лежала любимая Батина собака. Собака простудилась... На столе стоял крупнокалиберный пулемет, лента от него свешивалась прямо к собаке. Солидный мужчина Батя в ополченской форме, с брюшком, с командирским басом, с седой копной волос на голове и добрыми серыми глазами, нянчился с собакой, гладя ее по голове грубой пятерней. Ополченец, провожавший нас в этот кабинет, устланный красными коврами, принес лекарство для собаки. Во всех углах стояли зеленые ящики с оружием, патронами и гранатами.

Батя тепло поздоровался с нами, предложил выпить чаю с пряниками из самовара, который закипал. В этой уютной домашней ополченской обстановке за самоваром Батя поведал нам о бое на Саур-Могиле. Он сказал: там был мой корректировщик и просил ударить "Градами" именно по ним, так как укры их окружили. "Когда "Грады" ударили первый раз, он по телефону сказал мне, что все нормально, почти попали, и попросил повторить. "Грады" ударили второй раз и опять по Саур-Могиле, где находились ополченцы "Востока" с Медведем. Ответа не было и Батя подумал, что все, накрыли его корректировщика. Но через минуту корректировщик ответил: "Все хорошо, только малость засыпало меня песком, вот, отрывался. Давайте еще бейте их". "Грады" ударили вновь, в последний раз. Трубка уже молчала...

 

ОПОЛЧЕНЕЦ ИЗ ОСЕТИИ ДМИТРИЙ

Когда возвращались из Иловайска, Дмитрий рассказал мне историю, как он участвовал в недавних боях за Шахтерск 2 августа 2014 года. Сам он родом из Осетии, мама русская, отец грузин, а позывной у него "Хохол". Сначала боролись со снайперами и наводчиками огня. Четырех снайперов их взвод уничтожил. Далее он вместе с еще тремя бойцами ополчения стал держать оборону в бетонном полуразрушенном здании. По ним начала работать укрзенитная 23 мм установка. Ее бронебойные снаряды пробивают бетонные стены. Дмитрий слышал об этом от старших бойцов. Но как пробивается рядом бетонная стена, увидел сам впервые. Они держали позицию в этом здании, отстреливаясь из автоматов. Далее услышали гул и скрежет гусениц танка. Укроповский танк подобрался к ним близко - на 50 метров. Дмитрий сказал другим ополченцам: надо уходить вниз, нас расстреляют. Они быстро спустились в подвал и через минуту услышали хлопок и жуткий грохот. Когда они поднялись наверх, Дмитрий увидел в бетонной стене огромное отверстие. Он выглянул в проем - танк смотрел, оскалясь, на него. Позиция была хорошая. Тогда он взял РПГ- ручной противотанковый гранатомет - и выстрелил. Попал. Танк загорелся. Но с этой позиции им пришлось уйти - уже бетонной конструкции не было и они были у врага как на ладони.

7 августа Шахтерск был полностью зачищен от укрвоенных. Трасса между Красным Лучом и Донецком ожила 17 августа - по ней пошел конвой с грузом на Донецк.

 

ВИКА

Мы с Мишей "Поршнем" и Строителем стояли возле ОГА и ждали чего-то.

 Строитель как всегда начал скептически что-то рассказывать об «отжимах».

- А что, руководство  замешано в отжиме машин и не только машин.

Миша изумился:

- Ты что, чтобы командиры ополченцев отжимали машины?!

 Ты понимаешь, что ты говоришь?! Это люди другого сорта, зачем им машины?!.

На что Строитель профессионально ответил:

- А что, Вика, которая занималась гуманитаркой, купила в Крыму коттедж за сорок миллионов. А гуманитаркой она занималась как раз в Славянске у Стрелкова. А сколько машин было отжато в Славянске!

Мы не поверили тогда... И сейчас не верим…Многие из зависти хотят замарать…командиров.

Дата добавления 10 мая 2015г.

автор: Александр Барков 

Новороссия в моем сердце.  Глава 18.                   История Революции и Войны на Донбассе 2014 год 

Записки военкора Александра Баркова.

(продолжение следует)