Copyright 2017 - Custom text here

Александр БАРКОВЪ

"НОВОРОССИЯ В МОЕМ СЕРДЦЕ"

Новороссия в моем сердце, книга, военкор, Александр Барков,2014г.,СКАЧАТЬ КНИГУ.pdf,БЕСПЛАТНО

Новороссия в моем сердце, книга, военкор, Александр Барков,2014г.,ИСТОЧНИК

[ СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА .pdf ]

История гражданской войны на Юго-Востоке
2014 год

Записки военкора

Редактор и составитель  Екатерина РЫСЬ

 

Екатерина РЫСЬ 
КРЕСТ
Наши песни похожи на нас – 
так же целят в висок. 
Кровь не станет другой 
от сто раз перемененных мест. 
И мы сами - свой собственный 
испепеляющий рок. 
Наша вера поставит на нас 
несмываемый крест.

Там, где сердце с кулак, 
мы зажали любовь в кулаке. 
Там, где обетованна земля, 
Спас по горло в крови. 
Наша правда смеется в глаза 
ломким звоном в руке. 
Непорочность в хрустальных тисках – 
невозможность любви.

И пускай наша жизнь – 
пляс повешенных на волоске. 
Там, где живы живые, 
такая жизнь всем им к лицу. 
Они знают, как жить, 
чтобы Храм не возрос на песке, 
И любовь ляжет в руку 
поднявшему камень бойцу.

Вступление
РУССКИЙ ФЕВРАЛЬ
Вечер у Гинтовта. Февраль 2014 года. Я вспоминаю зимний холодный вечер около Щипка - Щипковского переулка. Мы с Екатериной Рысь зашли к Алексею Гинтовту. Шел снег, за окном был полумрак, а Алексей Гинтовт рассказывал о движении духа мира в завоевании человечества. Гинтовт, художник, уровень которого равен Пикассо, возбужденно говорил, что ему понравилась книга писательницы Рысь "Религия бешеных" о молодежи Национал-большевистской партии Лимонова Эдуарда. Гинтовт состоял в НБП некоторое время и сделал для нее главное - символику, серп и молот на фоне белого круга, размещенного на красном фоне.
Меня поразил фильм, который он поставил на большом экране. Гимнасты цирка "Кракатук", все в белых облегающих костюмах космонавтов из будущего, плавно раскачивали белыми знаменами на длинных флагштоках. Белые полотнища знамен, символ чистоты помыслов и дел, динамично развевались на фоне голубого неба. 
Красные, летящие над будущей столицей мира, звезды и город будущего интриговали и будоражили воображение.
Гинтовт говорил и о движении евразийцев, и об уважаемом Александре Дугине, и о его поисках истины, о новом пути России в преддверии метафизических глубинных сдвигов и перемен. 
- Нас много, - говорил Алексей, поигрывая автоматом АК-74. - Впереди удивительные перемены к лучшему.
- Революция - в 2017-м! - сказал я. 
- КонеЧно, - подтвердил художник. Начиналась РУССКАЯ ВЕСНА...

ГЛАВА 1
НА РЕВОЛЮЦИЮ - БЕЗ МАНДАТА?!

НА ДОНБАССЕ НАЧАЛОСЬ!

6-7 апреля 2014 года здание Областной госадминистрации г.Донецка - ОГА - захвачено восставшим народом. 
После очередного многочисленного митинга на площади здания ОГА, на котором особо необходимо выделить флаги "Русского выбора" движения депутата Федорова, лозунги о русском языке, здание ОГА было без крови захвачено восставшим народом. Охрана и милиция покинула свои посты, в залы и кабинеты Дома Совета или здание ОГА ворвались простые невооруженные люди и вечером на Первом Совете 7 апреля было заявлено о создании Донецкой народной республики (ДНР). Это уже был третий народный захват здания Дома Советов или Областной госадминистрации. Восставший народ пытались теснить милицейские кордоны, был применен газ "черемуха". Участники восстания, вооружившись битами, строительными касками и щитами, начали быстро сооружать вокруг здания баррикады из покрышек, колючей проволоки, брусчатки площади. Баррикады начали спонтанно возводиться во всех районах и на многих стратегических трассах и дорогах Донецкой и Луганской областей. Восставший народ поддержали молодые люди, бывшие воины-интернационалисты в Афганистане и казачество.
Народное действие началось!
В ДНР СБУ в ночь с 7 на 8 апреля оставили, чтобы удержать ОГА. На настоящий момент возле ОГА все спокойно. Луганск продолжает удерживать ОГА и СБУ! Сегодня многотысячная колонна людей пришла на помощь к удерживающим ОГА и СБУ. Созданы первые блокпосты на границах.

Пресс-центр здания ОГА 8 апреля 2014 года. 11 этаж. 13.30.
В центре за главным председательским столом стоит кричащий и размахивающий руками Пушилин в черном распахнутом коротком пальто бизнесмена и кричит на человека или людей, сделавших замечания по поводу его ночной встречи с главным коммерсантом Донецка Ринатом Ахметовым, представляющим реакционные силы олигархии. В зале на этой эпохальной встрече-конференции, которая была второй после удачного очередного захвата восставшим народом здания ОГА, находится более 70 человек. Есть немногочисленные журналисты с камерами. Все участники конференции сидят в просторном зале. Пушилин стоит и кричит, будто его пытаются свергнуть с председательского места.
За главным председательским столом слева от Пушилина, потупя взгляд и перебирая, как обычно, какие-то свои бумажки, сидит идеолог Революции Пургин, соответственно, справа от Пушилина сидит неизвестный мне мужчина среднего возраста в синей рубашке. Далее справа от Пушилина за левым широким длинным столом сидят бородатый Макович, жена Павла Губарева дончанка Екатерина Губарева с длинными рыжими волосами, в строгом черном костюме Борис Литвинов, представляющий интересы донецких коммунистов, и еще ряд малоизвестных мне персонажей. За правым столом от Пушилина в белой водолазке с длинными рукавами, с секретарским блокнотом, Мирослав Руденко, друг и соратник Павла Губарева, схваченного в марте этого года донецкими властями и отправленного в службу безопасности Украины в Киев после ярких выступлений на митингах в Донецке. Далее рядом с М.Руденко находится лидер макеевской татарской диаспоры с быстрым взглядом округлых черных глаз депутат, связанный с депутатом Абдулатиповым. В этом зале находился Александр Орешин, он же Строитель, и ряд депутатов ДНР,представляющие разные районы и города донецкой области. Строитель сидел справа у стены просторного зала пресс-центра.
Пушилин: - Это целенаправленная провокация. Как это можно не понимать.
Комментатор: - Только что человек из зала собрания выступил против мужчины в черном пиджаке (Пушилина), который этой ночью был на встрече с олигархом Ринатом Ахметовым, и обвинил его в сговоре с властью. Вот это он стоит в черном пиджаке и кричит.
Пушилин: - Тишина! Тишина! У нас идет запугивание. Уже пять раз власти пытались объявить штурм здания. Пытаются ввести в наши ряды провокаторов, чтоб нас рассорить. У нас есть один объединяющий момент. Если мы не примем сегодня эти документы – не состоится ничего! Нам нужно провести собрание и сформировать Правительство. Губарева должна зачитать подготовленный документ-обращение к миру. Необходимо скоординировать наши действия. Собрание должно утвердить разработанный документ. Мы должны выявить правовое поле. Мы вчера проголосовали за дату референдума 11 мая. Встречаться можно со всеми – и договариваться. Вчера никто не ездил к Ринату Ахметову договариваться. К нам на переговоры был отправлен Ерема (киевский вице-премьер, силовик с полномочиями подавить восстание).
Пушилин: - Плевать ему на людей. Ему надо отчитаться перед Турчиновым (силовым министром киевской власти). Нам поставлен был ультиматум. Но никто не ушел из здания. Мы будем стоять. Следующий шаг был сделан властями для запугивания народа: в здании (ОГА) был отключен свет. Нам надо попытаться без кровопролития довести дело до конца. Я не знаю этого, хватило бы у них сил штурмовать здание. Мы от наших шагов и слов не отходим. Ринат Ахметов туда на эту встречу (с Еремой и силовыми чинами Украины) приехал. Он сказал, что у начальника УВД области имеется оперативная информация: на митинги люди приходят за 100-200 гривен. Но я-то знаю, что это не так! Ринат Ахметов устроил встречу с ответственными должностными людьми киевской власти. 
Пушилин: - Нам на этой встрече ночью не прямо, но косвенно было заявлено, что мы все здесь являемся террористами и преступниками и должны покинуть немедленно здание. При нас Ринат Ахметов поднял вопрос: "Почему там в Киеве (на майдане) они герои, а здесь они в ОГА захватчики?" Ринат Ахметов при мне звонил Яценюку (новый Председатель Совета министров Украины). Прямо при нас Яценюком было принято решение: отозвать силовиков, чтобы не было кровопролития!
Какие могут быть претензии к этой ночной встрече?
Вчера была объявлена Донецкая республика. Давайте работать! Кому-то есть сегодня, что сказать. Давайте работать! У нас комендант здания не выходит на улицу. Он говорит: "Здесь собрались "коммуняки", русский блок и партия регионов. Народ за ними не пойдет". 
Екатерина Губарева (встает и кричит): - Это провокация, давайте работать! Срочно надо принять этот документ. Необходимо, чтобы нас в мире признали!
Екатерина Губарева (читает громко по бумаге): "Ко всему мировому сообществу, ко всем странам мира..." Читает документ "Обращение к народам мира о создании Донецкой народной республики".

ПУШИЛИН Денис. Официальные сведения.
Один из лидеров Донецкой народной республики Денис Владимирович Пушилин родился 9 мая 1981 года в городе Макеевка Донецкой области Украины. В 1999-2000 годах проходил службу в Национальной гвардии Украины. В 2002-2010 годах работал в торговой фирме "Солодке життя" (Сладкая жизнь). В 2011-2013 годах Пушилин был участником движения "МММ", реинкарнации проекта Сергея Мавроди, затем — членом одноименной партии. Был одним из руководителей "МММ" на Украине. Весной 2014 года он стал активным деятелем протестного движения на юго-востоке Украины и в апреле был назначен заместителем "народного губернатора" Донбасса Павла Губарева. После провозглашения Донецкой народной республики Пушилин 15 мая был назначен председателем президиума Верховного совета ДНР. 18 июля ушел в отставку с поста председателя Верховного совета ДНР.
С августа — сопредседатель Народного фронта Новороссии, глава социально-экономического штаба Фронта.

ГУБАРЕВ Павел.Официальные сведения.
Лидер политического движения "Новороссия", общественной организации "Народное ополчение Донбасса", начальник мобилизационного управления министерства обороны ДНР Павел Юрьевич Губарев родился 10 марта 1983 года в городе Северодонецке Ворошиловградской (ныне Луганской) области (Украина). Окончил факультет истории Донецкого университета. Занимался предпринимательством в сфере рекламного бизнеса, политической общественной деятельностью. Был дважды депутатом Куйбышевского райсовета в Донецке от Прогрессивной социалистической партии Украины и от блока Наталии Ветренко. В 2010 году — доверенное лицо кандидата в народные депутаты, представляющего партию "Сильная Украина".
В 2014 году Губарев стал лидером организации "Народное ополчение Донбасса". 1 марта 2014 года избран "народным губернатором". 6 марта был арестован СБУ Украины.

8 апреля 2014 года. Донецк. В Донецке состоялось собрание народного Совета Донецкой народной республики, на котором:
1) Было зачитано и утверждено обращение правительства новообразованной республики к мировому сообществу с просьбой о признании законности волеизъявления народа Донбасса относительно территориально-административного статуса своей малой родины.
2) Разработали и приняли на рассмотрение текст присяги на верность народу Донецкой республики для работников силовых структур.
3) Были утверждены правила внутреннего распорядка в здании ОГА, в частности, категорический запрет на пронос и употребление алкогольных напитков.
4) Огласили состав комитетов и председателей, для работы республики.
5) Разработали и приняли на рассмотрение программу по защите границ, расстановке блокпостов в случае силового сценария со стороны Киева.
6) Запланировали дату проведения референдума о дальнейшем статусе Донецкой республики (автономия в составе Украины, самостоятельное государство, иной вариант) - не позднее 11 мая 2014 г.
7) Было зачитано обращение к так называемому правительству Украины с требованием немедленного освобождения политзаключенных - Павла Губарева, Михаила Чумаченко и других.


Из высказываний участников собрания в ОГА 8 апреля:
ПУРГИН Андрей: "Наша Революция народная и носит левацкий характер под крышей русского мира. Тем не менее, есть подпорка и очень серьезная - это социальный протест и антиолигархических характер. Люди убедились, что та модель, по которой живем, не жизнеспособна."
РУДЕНКО Мирослав: "Мы прорвали блокаду! Мы прорвали стену молчания, стену забвения и запрета на любую другую идеологию, в том числе и социалистическую. Это вырвалось и это проявилось в Русской весне. 
Очень сильный был социальный фактор, фактор социального протеста против несправедливости общества, которая существовала не только на Украине, но и в постсоветстких государствах.
И вот мы видим свою миссию в переустройстве, в создании этого государства Новороссия, в переустройстве общества на более социально справедливое, и социально ориентированное, и чтобы существовали механизмы народовластия, чтобы политики, руководящий класс отражал интересы народа, и не принимал свои решения в интересах народа, а не для группы каких-то лиц олигархов. Как это, к сожалению, было, что в итоге Украину привело к краху.
ЛИТВИНОВ Борис: "Это народная революция. У меня опыта достаточно - и жизненного, и партийного, депутатского опыта, поэтому я чувствую, что нужен сегодня людям. Ведь в Революции существует очень много молодых людей, которые никогда не строили, не создавали и не участвовали в строительстве государства, поэтому я без ложной скромности... Я без амбиций, в общем-то, я берусь за любое дело там, где я могу помочь ребятам какой-то навык приобрести."
МАКОВИЧ Владимир: "Власть потакала националистам. Раковая опухоль национализма перерождается в фашизм. Раньше все это началось. Сами же власти вынудили нас. Подготовились. Это возмущенный народ. Посыл - когда оскорбили ветеранов. Потребовали снять георгиевские ленточки и выйти вон из кабинетов.Раньше заседания Совета ДНР проводились у нас на 11-м этаже в зале и бывали там спорные моменты. Есть два решения, каждое, вроде бы, правильное, но какое из них справедливо? Зал разделяется примерно поровну. И тогда я откладывал это или на час-два или до завтра. Между внешней баррикадой и средней была большая площадка, там могло собраться больше десятка тысяч народа, я выходил и рассказывал людям, о чем идет речь, рассказывал два решения. В основном своим голосом они высказывали решение. И я приходил и говорил его депутатам. И вот так решение принималось. Волеизъявление народа - я считаю, это и есть народовластие. "

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОСЬ ДОНЕЦК-СЛАВЯНСК-ЛУГАНСК
В это время в начале апреля лидеры Александр Бородай и Игорь Стрелков находились на Донбассе в Донецке и посетили ряд городов Донбасса, меняя разные гостиницы, иногда в целях безопасности проживали на частных квартирах или в воинских частях. Устанавливая контакты для дальнейшего взаимодействия и помощи восставшему народу. 8-11 апреля в Славянске возникли первые баррикады и украинской милицией был убит первый восставший из народа молодой человек, армянин. Игорь Стрелков со своим взводом крымских ополченцев в количестве 51 бойца, совершив лихой переход через крымский перевал, как Александр Суворов, прибыл в Славянск и стал осуществлять защиту восставшего народа от сил правопорядка. Во многих городах Донецкой и Луганской областей были народом заняты здания городского Совета и СБУ. Восставшие добыли оружие, захватывая склады и разоружая постовых милиционеров и воинские части. Народным мэром Славянска был избран Пономарев В.. Третьим человеком, вышедшим из здание СБУ в Луганске, был Павел Дрёмов, будущий легендарный командир из города Стаханов. Мозговой со взводом своих людей в это время находился на границе в Красном Луче. 11 апреля в здание ОГА в Донецке пришел со своим взводом охранной организации "ОПЛОТ" Александр Захарченко и занял 7 этаж ОГА, (где впоследствии разместилась редакция газеты "Завтра" и телеканала "День ТВ Донецк", руководимая Михаилом Моисеевым, позывной "Поршень"). Александр Барков, публицист "Завтра", прибыл в здание ОГА из Москвы в ночь на 13 апреля и имел контакт со Строителем. 
13 апреля Александр Барков был проездом в Славянске. 
13 апреля 2014 года в интернете появились записи, обозначенные как переговоры повстанцев, действующих на территории Юго-Востока Украины, в которой человек с позывным «Стрелок» докладывает об успешной операции по ликвидации представителей руководства Совета безопасности Украины в районе Славянска во время начатой силовыми структурами Украины антитеррористической операции. В комментариях к этим переговорам в СМИ делалось предположение, что человек с позывным «Стрелок» является одним из руководителей народного ополчения Игорем Стрелковым, а его собеседником - Александр Бородай.
Восстание на Донбассе продолжалось и набирало обороты!

Александр БАРКОВ ДОБИРАЕТСЯ В ДОНЕЦК, К ВОССТАВШИМ
Когда 7 апреля сообщили, что в Донецке неизвестной группой горожан занято здание Областной Госадминистрации - ОГА - и объявлено об основании Донецкой народной республики, я решил поехать в Донецк, потому что уже перестал верить всем новостям, в голове творилось что-то невообразимое. Много слухов, сплетен, непроверенной информации в интернете сводило меня с ума. У меня началась бессонница и ночные кошмары.
12 апреля я взял денег, вечером пошел на Курский вокзал. Были только плацкартные билеты до Харькова в 21.15.
Поезд. На платформе проводница спросила загранпаспорт, я показал и вошел в вагон. Со мной рядом ехала своеобразная компания. Парень лет тридцати, худощавый, с карими умными глазами, увлекается йогой. Он вошел в вагон, занял место внизу, постелил матрас и уселся в позе лотоса.
-Ты что, йог? - спросил другой пассажир напротив, мужчина средних лет, толстый, с сильно прищуренным правым глазом. С ним рядом у окна сидела симпатичная, лет двадцати пяти, украинка. Натали - назвала она свое имя. Мы познакомились: трое русских из Москвы и одна Натали с Украины из Донецка. Начались бесконечные разговоры про Украину, про смену власти, про захват здания в Донецке, про киевский майдан и тому подобное. Я в основном молчал, много говорили военный пенсионер Сергей и Натали. Сергей пыхтел, смеялся и переживал, что украинские пограничники не пустят его, а у него в Харькове родня. Ночью снилось здание ОГА, охваченное огнем, и я, выступающий на 
митинге...
В 8 утра подъехали к Харькову. Вошли в вагон сразу пять пограничников и два 
офицера таможни. Стали проверять паспорта. У меня был маленький пакет с бумагами по работе - я доктор технических наук - и все. Когда меня спросили о цели визита, полез в карман рубашки и достал визитку: физик-лазерщик.
- Так вы ученый? - в ответ показал кучу бумаг, схем и статей по работе.
На вопрос, будут ли меня встречать в Харькове, я ответил: да, будут. Из Харьковского национального университета. И назвал фамилию и имя человека. Киевлянина Сергея Тимченко - моего давнего оппонента по фейсбуку, с которым переписывались и обменивались статьями.
Пенсионера военного тоже не стали мучить долго. Проверили лишь его многочисленные сумки и отпустили. Далее подошла очередь моего соседа по купе - йога. Его стали пытать. На вопрос, зачем он едет в Харьков, он ответил, что к девушке, забронировал в Харькове гостиницу на два дня. Вот это объяснение пограничникам показалось неубедительным, начали проверять тщательно содержимое всех сумок и вещей йога. 
Проверяли долго, попросили его российский паспорт, прописку и так далее. Девушку-украинку отпустили быстро. Я ее догнал и напросился помогать нести ее тяжелую сумку на колесиках. Только вышли из вагона поезда, на платформе увидел еще один кордон из милиции в темно-синей форме, с автоматами. Хмурый офицер спросил у меня документы и цель поездки. Я показал паспорт и визитку - меня пропустили. Видимо, я не вызывал особых подозрений своими длинными волосами - и чужой сумкой на колесиках. Более я похож на музыканта рок-группы, чем на боевика-революционера.
Харьков. Поменял рубли на гривны по курсу. За 1000 рублей я получил 320 гривен у менялы в поезде - большого мужчины с громким голосом, расхаживающего по вагону с толстой пачкой гривен (я подумал: власти нет на Украине, таможенники и пограничники рядом, а он орет, предлагает обмен без всяких чеков). Мы пошли с украинкой Натали спрашивать, когда пойдет поезд до Донецка. Поезд на Донецк по расписанию должен идти в 15.10. То есть нам надо было ждать поезда шесть часов. 
Я предложил поехать на автовокзал. Это две остановки на метро до станции Гагарина. Долго не мог обменять гривны на мелкие купюры по две гривны. Особенностью харьковского метро является отсутствие касс с живыми женщинами, продающими билеты. Только автоматы. Стоимость поездки на метро 3 гривны. На входе в переходе много ларьков и продавцов газет, сигарет, булочек и т.д., но разменять 10 гривен по 2 гривны все отказываются. Подошел к старику, сидевшему на парапете с пачкой газет, и предложил за обмен на мелкие одну гривну. Тогда он с большим скрипом согласился. Прошли в метро. Спустились по эскалатору. Много красивых девушек, молодежи. 
Когда спустились вниз по эскалатору и подошел поезд, старый обшарпанный сине-голубой вагон метро, я почувствовал, что оказался в Москве лет на двадцать назад, где-то в начале девяностых. Это ощущение не покидало меня всю поездку по Украине. 
В вагоне тесно. Так же, как и в Москве, угрюмые молчаливые красивые лица, все русские. 
Выходим с Натали из метро в поисках автовокзала. Быстро нашли. Первое, на что обращаешь внимание на улицах города Харькова - изношенные автомобили, много стареньких "жигулей" - 6-ки, 9-ки, даже "восьмерки". Ощущение машины времени усиливается, точно вернулся в Москву, в 91-й год. Все приветливо объясняют нам, как добраться до автовокзала. Задавала вопросы на русском моя попутчица - украинка Натали. Все отвечают по-русски. Я спросил Натали, почему ты не спрашиваешь по-украински, ведь Харьков, вроде бы, пока Украина.
Натали засмеялась и объяснила:
- Что я, на дуру похожа, чтобы на мове общаться? Меня здесь на смех поднимут! 
Маленькое невзрачное кирпичное здание автовокзала на пр.Гагарина. Автобус на Донецк ушел 1 час назад. Хороший автобус, который идет до Донецка всего 
5 часов. Ближайший автобус отправится на Донецк в 14 часов дня. Взяли билеты. Билет стоил 100 гривен - это примерно 10 долларов. Положили большой чемодан в камеру хранения и пошли коротать время по городу. Долго искали по пыльным городским улицам кафе, но бесполезно. В районе автовокзала не оказалось приличных кафе, где можно провести время - все-таки, почти пять часов ожидания. Зашли в маленькую закусочную - примерно 5 столиков. Заказали кофе, сэндвичей с сыром и курицей. Все вкусно. 
Натали описывала жизнь свою в Киеве и Донецке, время от времени заглядывая в ноутбук и показывая фото. 
- Я училась на журфаке в КнГУ и жила долго в Киеве, вся родня и муж сейчас в 
Донецке живут. С мужем - он из Ивано-Франковска - познакомились в Киеве. Машину подавала назад около "Макдональдса". Вот и познакомились. Мы с подружкой Сарой сидели. 
Муж - он часто, когда события на майдане начались, в Киев уезжал. У него 
друзья в "Правом секторе". Стоял он с ними там на майдане. Даже платили им за это поначалу. Потом, когда майдан разошелся не на шутку, я смекнула, что там опасно уже стало и мужу говорю: "Надо немедленно ремонт в квартире в Донецке делать". Ну и поехали в Донецк. Там как раз в Киеве в феврале–марте начали стрелять, убили многих.
Автобус Харьков-Донецк. 12 апреля 2014 года. В 14.00 подошли с Натали опять к автовокзалу. Автобус ПАЗ - жестяная коробка, в Донецке будет только в 21.00, то есть через семь часов. Никакой милиции у здания автовокзала не было. Милиции не было и на всех остановках по всей трассе Харьков-Донецк. Когда выезжал из Москвы 11 апреля, много было слухов, что к Славянску и Донецку двигаются военные части.
1989 год. Сухуми. Мне повезло быть в Сухуми и его окрестностях в 1989 году, когда началась абхазская трагедия. После драки на площади в центре Сухуми на следующий день все абхазы собирались у кафе (я был в Новом Афоне) и обсуждали трагедию. Вечером и последующие два дня на всех дорогах было полно машин без номеров, проносились грузовые КАМАЗы с вооруженными людьми, к нам в пансионат на самом берегу моря привозили легко раненых людей на медпункт, очень возбужденных. Рассказывали, что идут расстрелы. Людей выводили из автобусов в лес и… Когда по ТВ была передача "Время", весь народ слушал обращение Горбачева: "На территорию Абхазии вводятся регулярные войска". И действительно. Я утром вышел на шоссе – по трассе Гагра-Сухуми двигались бронетранспортеры с краповыми беретами на броне. Автомобилей без номеров сразу не стало на дорогах. На следующий день я съездил в Сухуми. На всех разъездах и дорогах появились блокпосты из взвода солдат в тяжелых бронежилетах, тогда легких не было. Было, наверное, введено несколько дивизий, советских солдат в касках было очень много. К сухумскому вокзалу не пускали просто так, стояло мощное оцепление из солдат и баррикады из мешков и бетонных блоков. 
Это был июль 1989 года...
12 апреля 2014 года. Вечер 19.00. Я представлял национальный конфликт в Донецке и Луганске так, что будет нечто подобное Сухуми. Не проедешь туда: всюду проверки документов, на всех трассах - украинские войска. Нет, на пятый день существования Донецкой народной республики на всей трассе я не увидел ни одной военной машины. Даже когда проезжали большие города - Изюм, Горловку, Славянск, Артемовск. Водителю нашего автобуса сообщили по мобильному телефону о каких-то войсках, вертолетах рядом со Славянском, но когда в этот город въехали, было тихо. Милиции я тоже нигде не увидел. Видел только один пост из четырех милиционеров-гаишников - и все. В Славянске стояла красивая белая церковь с тремя колокольнями. На площади перед автобусом на многих прилавках были разложены разные глиняные кружки, подковы и сувениры Славянска. Играл такой невысокий парень на скрипке, с щетиной на лице, одетый с синие потертые штаны и замызганную рубашку. Причем, играл и пел и сочинял на ходу песни про то, что мужчина с длинными волосами приехал в его город искать невесту. И про меня стал петь. Натали засмеялась, засмущалась и сказала, что парень-скрипач ошибается. Я дал скрипачу 20 гривен и пошел осматривать привокзальную церковь с высокой колокольней салатового цвета. 
Я подошел к местному таксисту. Спросил, как у вас с войсками. Он сказал: нормально, нет войск, все спокойно, но кто-то вертолет видел. Было примерно часов 19, светло. До Донецка ехали в автобусе, трясло. Дороги плохие, кочки и ухабы. Уже начинало смеркаться. Пошел дождь. Натали мне помогла найти по своему ноутбуку жилье в Донецке. В Донецке отели все дорогие - от 50 долларов и выше. А проще снять квартиру. Там были квартиры в центре около площади Ильича на ул.50 лет СССР. Одна за 180 гривен и одна за 350 гривен. Я забронировал две на всякий случай. 
Муж Натали, правосек (член националистической организации "Правый сектор") все время ей звонил по телефону и спрашивал, где она находится и когда будет в Донецке. Натали сказала после очередного разговора, что муж готовит ей сюрприз. 
Мне сразу представилось, как ее муж-правосек в черной форме подъезжает с братками к нашему автобусу на автовокзал в Донецке и начинает меня убивать как российского шпиона на глазах у всей толпы, вылезающей из автобуса. Нет, страшно не было, было интересно, что там в будущем. От милашки-украинки Натали, которая видела мой российский паспорт и слышала мои высказывания в поддержку ДНР, можно было ожидать любых сюрпризов. Она явно не совсем разделяла мужнины националистические взгляды, но раскол Украины тоже не приветствовала. В Украине ее все устраивало: частые поездки к друзьям во Франкфурт в Германию, собственная квартира в Донецке, маленький бизнес в салоне красоты и обширные знакомства со взрослыми мужчинами, судьями, прокурорами, ментами в своем крае. Она в своей жизни не хотела менять ничего.
Потом Натали, однако, обмолвилась: если раскол Украины неизбежен, то всё, что ей нужно - это Донецк, Киев и трасса Донецк-Киев с бензоколонками. Она имела в собственности машину, новенький "Мерс", и любила совершать быстрые поездки из Донецка в Киев. Чем загадочная "журналистка" Натали занималась с таким энтузиазмом, можно только догадываться, но не выращиванием и продажей сельскохозяйственной продукции.
Автобус въехал в Донецк - полил сильный дождь. Было около 21.00.

Донецкий аэропорт им.Прокофьева, 12 апреля 2014 года. 
Мы сошли в двух остановках от аэропорта Донецка. Мы тепло попрощались с Натали и она перешла на другую сторону дороги. А я под усиливающимся дождем стал ждать автобуса. 
Ветер усиливался и я весь промок, находясь под навесом автобусно-троллейбусной остановки. Отхлебнул дагестанского конька из маленькой бутылки, которую держал в кармане куртки. Полегчало. На 73 маршруте автобуса я добрался в аэропорт. Я знал, так много путешествовал за рубеж, что аэропорт - небезопасное место, здесь всегда проверяют документы. Много пограничников и милиции. Но меня удивило приятное спокойствие в аэропорту - ни баррикад, ни милиции. По одинокому зданию аэропорта мирно расхаживали какие-то пассажиры, работали несколько касс. Подошел на первом этаже к автомату с кофе, налил стакан каппучино. Рядом толпились двое мужчин, но спрашивать про областную госадминистрацию - ОГА - в Донецке и что происходит в центре города поостерегся. Выдал бы московский говор. 
Увидел вдали двоих милиционеров темно-синей форме, шедших в мою сторону. Не смотря в их сторону глазами, как меня учил бывший московский авторитет 90-х Садоха, пошел на второй этаж - там были только кассы и никого. Спросил стоимость билета до Москвы у молоденькой девушки кассира из Трансаэро. Слишком дорого.Девушка была за стойкой. Прошел весь обширный безлюдный второй этаж, далее опять спустился на эскалаторе на первый этаж - и быстро пошел к выходу, удачно миновав патруль милиции.
На улице ощутил холодный дождливый ветер. Рядом проходил парень - быстрым шагом, в черной куртке и джинсах, на вид лет двадцать, не больше. Я спросил, как добраться до центра Донецка.
Он чуть приостановился и сказал, что идет на троллейбусную остановку. Это метров 800 отсюда, от аэропорта. Мы пошли быстрым шагом в темноте в сторону шоссе, по которому проносились машины. Я спросил парня, как обстановка в городе. Он сказал, что только что приехал из Луганска (в Луганске тоже группа боевиков-революционеров захватила здание госадминистрации и держала под контролем), здесь в Донецке только час, не знает пока ничего, но в Луганске в центр города не выходит, боится: уже 13 человек убили на улицах, "Правый сектор" свирепствует.
Мне стало после его слов не по себе, но страха опять-таки не было. Интерес, что там впереди, стал еще сильнее. Дошли до троллейбусной остановки и поехали в город. В троллейбус входили и выходили женщины, старушки с детьми - и я как-то успокоился, значит, в городе пока облав нет.
Я расспросил женщину-кондуктора, где мне выходить в центре города на площади Ильича. Все отвечали на чистейшем русском без мовы. С площади Ленина позвонил насчет квартиры. Мне надо было пройти с километр по городу до ул.50 лет СССР. 
Надо же, подумал, даже улицы сохранили прежние названия. Это радовало и успокаивало. Спрашивать про ОГА пока не стал - вдруг патрули все-таки в городе ищут российских шпионов. 
Далее зашел в "Макдональдс", чтобы разменять гривны. Много молодежи, у всех хорошее ночное настроение. На часах 1 час ночи. Добрался до улицы. Хозяйка фирмы Елена, что сдавала квартиру, ждала меня в маленькой белой малолитражке. Дала ключи от квартиры. 
И тут спросил ее про ОГА. 
- Кстати, - говорю, - ну а как в вашем городе, гулять по ночам не страшно? Где находится здание, которое захватили? 
Она тут же начертила план от руки моей шариковой ручкой.
- Вот мы - ул.50 лет СССР, вот площадь Ильича, центр, а вот Университетская улица, вот здесь здание ОГА - совсем рядом.
Я заметил ей, что ночью все-таки туда лучше не соваться. Да, кивнула мне беременная женщина, думая, очевидно, о другом и, пожелав мне всего хорошего, вышла в темноту подъезда. 
Перекусив и приняв наскоро душ, собрался и вышел из подъезда на улицу. Чтобы не забыть адреса квартиры, где я живу, на ладони, на внутренней ее стороне, написал синей шариковой ручкой адрес квартиры, код подъезда, написал жирно и вышел в ночь. На площади Ильича поймал таксиста и попросил отвезти меня к зданию ОГА. Он на меня посмотрел, как на идиота, который в 2 часа ночи хочет прыгнуть с моста в черную муть, но только сказал: "Тридцать гривен..." и мы поехали.

Донецк. Здание ОГА, 13 апреля, 2 часа 30 минут
Вылезаю из такси. Около большого, очень большого серого здания ОГА стоят на улице, на проезжей части, две милицейские белые машины. С противоположной стороны улицы идет немногочисленный народ. Я достал телефон и быстро сделал фото здания в темноте, помню, некоторые окна здания светились. 
Не прошло и двух минут, как улицу пересек человек в серой маске и вежливо сказал, что снимать здесь категорически нельзя. Я поблагодарил его (про себя подумал: наверное, молодой человек из "Правого сектора", слышал в Москве, ПС оцепил здание ОГА и не дает подойти к нему), отошел метров 20 вперед - и сделал еще два снимка здания. Посмотрел - получилось темно. Смотрю, ко мне подбегают уже три человека, окружают, тот же мужчина настойчиво просит удалить все снимки, которые я сделал. Я показываю свой мобильник и начинаю в нем нажимать кнопки, он смотрит и диктует, что мне нажимать: "Выделить все, удалить!" Я делаю все, что он говорит, трое остальных смотрят на меня через щели в масках. Про себя думаю: "Во черт, снимал, снимал всю дорогу, а теперь все удалять!" Только три крепких парня отошли от меня на метр, я прекратил стирание кадров и сохранил некоторые. Отхожу еще на пять метров - и рука сама дернулась сделать фото здания ОГА. 
Но только щелкнул затвор камеры, подбегают уже пятеро, все в масках, кричат, спрашивают паспорт, выхватили мобильник, заламывают руки. Кричат: зачем фотографируешь нас? Всё, думаю, попал окончательно в руки "Правого сектора", теперь как Дмитрия Бахура на киевском майдане в марте этого года будут пытать и бить. Достал свой российский паспорт. Говорю, из Москвы приехал. 
Обступили, заломили руки, взяли телефон, паспорт, говорят: веди его в здание. 
И тут я сообразил, что это не "Правый сектор", а наши, раз в здание повели, в здание ОГА через дорогу. Я говорю: да свой я, поддержать вас приехал. "А зачем снимал наши лица? Вот сейчас с тобой, и разберутся." Перешли через дорогу. Подошли уже к зданию, проходим баррикады, их три полосы, колючая проволока на бетоне. Там люди у бочек греются. Ночь. Много людей в масках. "Что-то не похоже, что ты из Москвы и россиянин, говор у тебя не московский," - резко выпалил мой конвоир в серой маске и серо-зеленой куртке. Пришлось мне для убедительности поАкать на московский манер. Я заметил, конвой стал успокаиваться. 
Зашли за здание ОГА с другой стороны - там еще больше толпа, несколько кордонов дружинников в масках, ну сотни людей, ночь, темнота, только горящие глаза людей освещают дорогу. Идем между выстроившимися в две шеренги бойцами - защитниками ОГА.
Входим внутрь здания - там еще больше защитников ОГА, сотни, много сотен, все без оружия, в куртках и масках, некоторые с открытыми лицами, внимательно вглядываются во всех входящих. Меня и моих охранников ощупывают - потом пропускают. 
Когда мои конвоиры, заломив не больно мне руку, вели меня через строй защитников, слева в толпе я увидел знакомое по московскому университету лицо. Ба, думаю, и он здесь! Выручит! Говорю ему: "О, привет!" Охранники мои как встрепенулись. А, говорят, это твой помощник! Ну-ка, тащите и этого в службу безопасности, будем разбираться. Я тогда весь расстроился. Ну, меня понятно - арестовали. А его за что? Вот как бывает. Молчать надо было.
Пройдя освещенный холл, меня легонько втолкнули в лифт, где размещались тоже люди в масках. Но уже все доброжелательно посматривали на меня и моих конвоиров. Видимо, на диверсанта и шпиона я не тянул.

СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ ОГА
Идем по коридору этажа, всюду народ, половина в масках и полумасках. Что-то делают, о чем-то разговаривают, пьют чай или кофе с пиццой. Молодежи больше всего, 25-35 лет, но есть старшее поколение, более сорока лет. Стариков нет. 
Наконец, входим все вместе, втроем с конвоем, в кабинет службы безопасности Донецкой республики. За столом человек в кожаной куртке и в черной маске. По виду, лет тридцать, худощавый. Ему подали мой паспорт. Я стал объяснять им, что еле прорвался через рос-укрграницу, что я журналист из моего собственного интернетиздания "Славянский Клин", приехал поддержать вас, вашу Донецкую республику. Снимал здание ОГА, так как нужен материал для репортажей. Говорю - и это действительно так - что ребята из Челябинска, Иркутска, Иванова, Орла, Москвы и Питера и других городов готовы сюда к вам, в Донецк, в ОГА выехать для поддержки. Главный серьезный мужчина слушал меня, вертел мой паспорт - и потом говорит: "Ну, ребята, это наш, свой, приведите его в пресс-центр на шестой этаж - и пусть там дадут ему полную информацию". 
Мне возвратили паспорт. Когда возвращали документы, я протянул ладонь левой руки и развернул ее за паспортом. Один мужчина из моего конвоя в маске, лет сорок, серьезный и крепкий, чуть толстоват, но в меру, на свету увидел у меня на ладони мои каракули шариковой ручкой - адрес и код подъезда. Он как возьмет сильно за руку и спрашивает: "А это что?!" Показываю ладонь руки главному по безопасности, но тот адекватный мужик, я объяснил все как есть: приехал сегодня, снял квартиру на ул.50 лет СССР, здесь у меня на ладони записано все - и адрес и код, если забуду. Ну, все успокоились, хлопнули по плечу - и еще раз сказали, чтобы проводили меня с другим корреспондентом (он оказался Полуэктовым из "Аргументов и фактов", такой неприятный типчик лет сорока трех с черными скользкими глазками и хитренькой улыбочкой). 
Мне отдали и мобильник, и паспорт. Долго разговаривал с депутатом республики, далее выдали в пресс-центре пропуск и я вышел из здания ОГА.

ДЕПУТАТ ДНР "СТРОИТЕЛЬ"
13 апреля, здание ОГА. В комнату пресс-центра вошел мужчина с серыми честными глазами, лет сорока пяти, низкорослый и худоватый, в коричневатом костюме, и миловидная женщина примерно лет сорока с голубыми глазами, в серо-голубом свитере. Это, видимо, была Н.М., депутат облсовета, лидер Донецкой областной общественной организации. Журналист из "АиФ" вышел в другую комнату - разговаривать с этой женщиной в свитере, а я остался в этой - толковать с мужчиной с честными глазами. Он остался полным инкогнито, представляться не стал...

Только спустя два месяца, в июне 2014 года, в третью поездку в Донецк, я узнал, что депутата зовут Александр О. и он является депутатом Совета народных депутатов ДНР. Встретился с ним на банкете в гостинице "Шахтер Плаза", в ресторане которой состоялся праздничный ужин по случаю образования Новороссии. Позывной у него "Строитель". Он сам ко мне подошел и поздоровался. Я тоже поздоровался с ним, но никак не мог вспомнить, кто он такой… В мае перед самым референдумом я пытался с ним связаться по телефону, но строгий голос ответил, что вам перезвонят. Я думал, что служба безопасности арестовала депутата, звонить ему не стал. В Революции все происходит очень стремительно!.. Я сидел, пил сухое красное и перебирал в памяти, где я мог видеть этого улыбающегося человека. Около часа я сидел в задумчивости, пока брали интервью у Литвинова, управляющего делами ДНР, у Царева, главного именинника праздника, он был Председателем Новороссии, нового образования - долгожданного Союза ДНР и ЛНР. И, наконец, я вспомнил депутата Александра и подошел к нему, тепло пожал руку. Завязалась беседа. Далее подошел Кофман, вице-спикер парламента Новороссии, и сказал, что Александра "Строителя" хорошо знает...

Депутат тепло поздоровался и предложил расположиться за столом у окна. Я сказал, что я из Москвы, хочу рассказать всю правду об их борьбе, представляю "Славянский Клин". Депутат оживился: "Славянское Единство" на Донбассе - авторитетная организация.
Депутат достал из кармана свой депутатский знак - металлический круглый белый значок: "Депутат Донецкой Народной Республики 2014 г." В центре располагалась пальма Мерцалова - символ Донецка. Я, увидев этот первый знак Революции, затрепетал весь. Предложил продать эту реликвию за любые деньги. Но депутат отказался, согласился только на фото депутатского знака. 
Я попросил бумагу для записи интервью и депутат позволил выдернуть ее из пачки, лежащей на столе. На одной стороне листа была таблица на украинском языке о результатах выращивания птицы: "Вирощено худоби та птицi. Реализовано на забiй худоби та птицi…"
Первое, что депутат сообщил, но не для прессы: сказал, что в понедельник 14 апреля на сторону восставших перейдет "Беркут" в Донецке, а также в Изюме и Артемовске (впоследствии так и оказалось).
На мой вопрос о "Правом секторе" депутат ответил, что теперь они боятся соваться в Донецк. Так что с сектором вопрос решен. В городе его нет или он себя не обнаруживает. Были проблемы со 150 снайперами из "Грей стоун", американской организации, но их тоже вытеснили из Донецка.
Захват здания проходил не спонтанно, это была уже третья попытка. Еще в марте "Русский Блок" и другие организации Донецка проводили митинг у памятника Ленину и после митинга народ пошел к зданию ОГА и пытался его захватить. Было большое оцепление милиции. Депутат заметил, что после захвата здания 7 апреля уже все силы областной МВД поддерживают восставших. На мой вопрос, кто участвовал в захвате здания, депутат ответил, что руководили захватом активисты "Русского Блока".
- В Донецке и области с 2010 года имеют большое влияние организации "Русский Блок", "Славянское Единство", "Ополчение Донбасса" и другие партии и движения, которые отстаивают идею присоединения Донбасса к России.
Я спросил про Луганск: правда ли, там стоят танки с российскими флагами?
Депутат: - Нет, в Луганске - не танки, а БТРы. Да, они перешли на сторону восставших и стоят рядом с захваченным зданием областной луганской администрации. В Луганске - там все тоже хорошо. Там, в Луганске, и здесь, в Донецке, местные власти и депутаты поддерживают нас…
Я задал вопрос о Ринате Ахметове - местном донецком олигархе, владельце многих донбасских шахт и разного рода бизнеса в области и городе.
Депутат: - С Ринатом мы разговаривали, он контактировал с нашими, уговаривал, но его никто здесь поддерживать не хочет. Ринат - он хочет сохранить свою империю, свой бизнес - и остаться в Украине. Мы, Донецкая народная республика, хотим выйти из Украины и присоединиться к России. Царев тоже к нам в ОГА приезжал, но его здесь освистали все. Он хочет, чтобы была федерализация Донбасса, но в составе Украины...
Я задал вопрос, мучивший меня всю дорогу: насчет шахтеров...
Депутат: - С шахтерами сложный вопрос. Они все за нас. К нам 10 апреля приехали более 200 человек из Шахтерска, с шахты "Шахтерская-Глубокая". Но им администрация шахт по приказу Ахметова категорически не разрешила участвовать в митингах в поддержку Донецкой республики. Если кто участвует, его сразу увольняют. Вот такой волчий приказ. Но шахтеры все за нас. Как только понадобятся силы, они поддержат все как один. Не побоятся администрации шахт.
- Каковы ближайшие задачи ДНР?
Депутат: - Самой ближайшей задачей является организованное проведение в Донецкой и Луганской областях референдума по отделению от Украины. Депутаты Донецкого городского совета проголосовали за референдум и назначили число - 11 мая.
- Что вы можете сказать о настроениях людей в захваченном здании ОГА? Ведь со стороны киевской хунты идет постоянное моральное и физическое давление на вашу Донецкую республику.
Депутат: - Я человек верующий, православный. 12 апреля мы провели с батюшкой крестный ход, причастились. Это событие вызвало большой подъем и эмоциональный накал не только у всех верующих, захвативших здание, но и у людей, от церкви далеких. Кстати, при организации крестного хода мы столкнулись с проблемами. Митрополит Донецкий и Мариупольский Илларион, следуя запрету Украинской церкви, запретил всем донецким священникам проводить обряды и связываться с нами как с мятежниками. И только один батюшка-священник в городе согласился провести крестный ход и причастие…
Я понимал, что вопросы к депутату появятся потом, но не стал его задерживать. Он спешил на очередное собрание ДНР, связанное с захватом администрации в Славянске. "Беркут" отказался атаковать защитников, захвативших здание администрации.
Прощаясь, я говорил о поддержке всей Россией революции в Донецке и обмолвился о том, что солидарен с идеями "Евразийского Союза" и его главным лидером Александром Дугиным, но, к сожалению, не обладаю полномочиями его представлять и не вхожу в это движение. В этот момент в комнату вошла женщина в синем свитере.
- НА РЕВОЛЮЦИЮ - БЕЗ МАНДАТА?! - сказала депутат с укоризной, проходя мимо с белым пластиковым чайником.
Далее я переговорил с молодым бородатым парнем в красном свитере из пресс-центра Никитой Волк., по-моему, сыном этой женщины. Он сидел в этой комнате за компьютером. Мы долго говорили, он рассказал, что является анархистом. У них здесь в ОГА целая группа. На руке у него была такая наколка в круге перекрестие линий типа ,как у "Мерседеса" эмблема. Я ему сказал,что то ,что сейчас произошло, это только первый этап Революции, далее она должна развернуться, грядут большие перемены и в России. Он снабдил меня фото восставших в здании, обменялись контактами.
Далее я вернулся в ту строгую комнату службы безопасности, где сидел парень в черной маске и черной кожаной куртке. Я попросил его сфотографироваться. Он охотно согласился и пригласил еще дружинника - молодого парня с битой и в черной повязке с российским гербом. Мы вышли в коридор, на стене которого была крутая надпись синей краской: "Защити Донбасс!" Я снялся с защитниками ОГА, получил пропуск и вышел из здания. Прошел через три баррикады из черных покрышек на площадь. Дождь кончился, на улице горели революционные костры в металлических бочках. Вокруг сидели защитники здания. Огонь в темноте будоражил кровь. Пламя революционной республики... Шел уже шестой день Донецкой республики...

С Никитой Волк-м мы встречались потом два раза. В первый раз - 7 мая, как только я добрался до Донецка, опять-таки, совершенно легально через пункт Матвеев Курган и Амвросиеевку. Приехал в Донецк, позвонил и приехал к нему в офис телекомпании, расположенный в отдельном особняке около Театральной площади. Никита все так же носил бороду, был какой-то флегматичный. Я стал расспрашивать его о событиях, что происходит в ДНР. Рядом в просторной комнате шла звуковая запись ролика. Узнав все, что меня интересовало, я попрощался с ребятами. Взял адрес, телефон и имя женщины пресс-центра в Славянске. Помню на мой вопрос, можно ли на тебя сослаться, он ответил, что не надо. Я понял, у него были там какие-то проблемы. С многими журналистами в военной обстановке Славянска были проблемы. Никита брал одно интервью в конце апреля в Славянске, когда начались там бои. Меня очень удивило то обстоятельство, что Никита не находился в здании ОГА, а размещался здесь, в особняке. Но при прощании он обмолвился, что его группе в последнее время не выделяют деньги даже на транспортные расходы. С Никитой в День Победы 9 мая мы выезжали в санаторий "Шахтерские Зори", когда ополченцы ДНР брали роту солдат внутренней службы, которые могли сделать на праздник провокацию в городе. В "Шахтерские Зори", как выяснилось в начале 2015 года, выезжал и Строитель со взводом ополченцев. Два КАМАЗа с синими бортами, на которых сидели и стояли ополченцы, выехали брать Мариуполь прямо с митинга 9 мая. Площадь кричала: "Ура!". Вместо Мариуполя КАМАЗы свернули в санаторий...

В следующий раз мы с ним встретились на 11 этаже ОГА на пресс-конференции Антюфеева уже в конце июля 2014. Никита хорошо выглядел, борода аккуратно подстрижена, волосы лежали на голове важно. Весь он светился успехом. Он мне дал визитную карточку какого-то телеканала и сказал, что работает на них. Я спросил, можно ли с ними вместе поездить, с транспортом у нас были перебои, он ответил вежливым отказом. Ту женщину, которая была в этой комнате с чайником, я не встречал более в ОГА, хотя находился в этом здании очень долго и даже по ночам, когда над зданием ОГА летали беспилотники укров и недалеко взрывались гаубичные снаряды...

Я направился из здания ОГА в ближайший компьютерный центр. Было 3 часа ночи. Людей очень много. Молодые парни называли друг друга ради смеха сепаратистами. Я выложил в фейсбук много снимков ОГА, которые сделали Никита и я внутри здания с разрешения охраны.
Далее я вернулся на улицу 50-летия Октября в свою фешенебельную квартиру и проспал до 12 часов.

Окончание 1 главы "Новороссия в моём сердце"
(продолжение следует - всего 4 главы)

Александр Барков , февраль 2014г. - февраль 2015г.